Уиллас помнил как ему писала бабушка о чудной северной пташке, которая была в плену Красного Замка. Тогда он лишь пожимал плечами и отмахивался, ведь таких пташек ему было обещано великое множество до нее и после. Но когда говорили о Севере перед глазами тогда еще наследника Хайгардена вставал образ Лианы Старк, ради которой была развязана кровавая война вошедшая в историю как Восстание Роберта Баратеона. Она без сомнения была красива и ее бледное лицо выделялось на фоне загорелых южан. Прям как сейчас перед ним стояла Санса уже далеко не чудная пташка, а самая настоящая волчица. Ей под стать действительно нужен был кто — то похожи на Гарлана или Лораса рыцарь в сияющих доспехах.

Хруст книжного переплета теплее керамических стенок чашки в твоих руках.
Ты открываешь книгу; внутри - мирриады миров на страницах с ароматом типографской краски.

Здесь никто не помешает тебе в них утонуть.

your dream cafe

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » your dream cafe » родные души » CROSSTELLER


CROSSTELLER

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

https://forumstatic.ru/files/001b/9b/5d/89678.gif

Подпись автора

принцип безмолвия, конца и всего, что застыло на границе
жизни и смерти;

0

2


— WANDA MAXIMOFF —
[marvel]
https://i.imgur.com/whKnfwT.gif
[Elizabeth Olsen]

— ОБЩЕЕ —

Hurt and grieve but don't suffer alone
Engage with the pain as a motive
Today, of all days, see
How the most dangerous thing is to love
How you will heal and you'll rise above

Чужую уязвимость всегда проще заметить, чем свою собственную. У Ванды нет кожи, только голые нервы, интенсивно отзывающиеся на любой контакт. Прикоснись к ней ладонью, подуй на её плечо - эффект будет одинаковым: или больно, или сладко. Пьетро между ней и всем прочим миром - как защитный буфер, кевларовая броня, закрывающая собой от любого контакта. Убери Пьетро, и пуленепробиваемая Ванда станет не крепче папиросной бумаги.
Мир бьёт её, оставляет невидимые шрамы: раны закрываются, наполняются рубцовой тканью. Такие шрамы не исчезают бесследно.
Мир разбивает её раз за разом на мелкие осколки, лишает самого ценного, самого любимого - Ванда собирает кусочки себя, кое-как сращивает, часть теряя в процессе. Осколки остаются за ней, как хлебные крошки. Блестящие, яркие. А Ванда тускнеет. Кое-как склеенные стенки сосуда держат в себе лишь пыль и пепел, наивные детские фантазии о том, как всё могло бы быть.
А что было бы, Ванда, если бы твой мир был построен не на одном человеке? Или не на мести? Или не на дикобразьем недоверии к людям?
Что если можно было бы всё переиграть?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Очень хочется на эту роль человека, который хотел бы играть не про безумие, а про желание от него увернуться любым способом. Про поиск силы в окружающих, а не на дне собственного колодца. Хватит с нас истеричных королев, дайте нам, пожалуйста, Ванду с якорем - она ведь может его найти. В Пьетро (а давай мы его не убьём в “Эре Альтрона”?), в Клинте, в Роджерсе (а представь, что это он встречал вас на базе ГИДРЫ, когда ты пришла туда с братом?), в Вижне (а что если Шури справилась?).
Вселенная поступила с Вандой жестоко - так давай отменим вселенную и сыграем эту симфонию по совсем другим нотам.
Мы не будем как-то ограничивать игру и навязывать определенные линии персонажу, но будем рады хотя бы минимальной гибкости и желанию играть в команде. Ванду хотят видеть и готовы кружить в игре многие игроки каста, при желании может получиться весьма активно и интересно; к тому же всё можно обсудить.
Требования самые базовые: пост от 2К (лучше меньше, но регулярно, чем больше и раз в месяц), грамотность хотя бы на крепкую 4, отсутствие лапслока, "прыгающих" шрифтов и текстов от первого лица. И да, мы в большинстве своём не выделяем прямую речь тегом bold.

— ПОСТ —

Зимний Солдат - коробка с секретом. Тайник, у которого нет ключа, нет кодового замка, нет даже щеколды, держащейся на проржавевших гвоздях. Но иногда крышка этой коробки приоткрывается в произвольный момент и оттуда выпадает что-нибудь интересное. Очередной клочок памяти, в котором Стив всегда отпечатан, как тавро калёным железом на боку лошади.
Парадоксальным образом, раз за разом, Баки вспоминает его. И это бесконечно, невыразимо бесит.
Баки хочется вырвать из Зимнего Солдата с корнем, уничтожить, сжечь, развеять пеплом по ветру. Или вырвать из Баки Зимнего Солдата. Только чтоб наверняка, чтоб остался только кто-то один. Чтоб в серо-голубых, отдающих сталью глазах - не сквозило опять это глупое, оленье узнавание. Чтоб не было задержек между приказом и реакцией. Чтоб не было вздрагивающих, как от страха, ресниц. И не было сжимающихся до скрежета бионических пальцев.
Чтоб никогда больше не было никаких чёртовых стрессовых реакций.
Роджерса бесит быть инструментом пытки. Даже враг должен умирать без мучений, а Зимний никак не заслуживает той мясорубки, в которую его раз за разом бросают. Он не выбирал всё это. У него никто не спросил, хочет ли он так быть.
...не стоило брать его с собой в этот раз на поезд...
Стиву иногда очень хочется - ему очень нужно - чтоб Зимний смотрел на него во время разговора. Но прямо на него смотрел всегда только Баки.
Даже у Брока во взгляде иногда проскальзывает хищный вызов. У Зимнего в глазах всегда холодная, вымораживающая темнота.
- Я понимаю твоё рвение, но мы не закончили.
Он смотрит Зимнему в лицо, видя его сейчас как-то в общем - со всей его отстранённостью, малейшими мимическими реакциями, случайной ещё влажной прядью, неряшливо падающей на глаза.
- Я брал в руки кейс и бросал его тебе, даже толком не проверив на какие-то встроенные приборы. Из-за моей поспешности и невнимательности мы потеряли один кейс и ты получил травму. Из-за меня ты свалился в реку. Ты делал ровно то, что я говорил тебе делать. Тебе не за что отвечать, солдат.
Интересно, они будут спорить?
Хотя бы по какому-то поводу? Из-за того, что Стив не пускает сейчас Зимнего перебрать и смазать оружие. Из-за того, что оценка ситуации Зимнего не совпала с оценкой Стива. Из-за того, что Зимний слишком прямо смотрел сейчас Стиву в глаза. Из-за того, что Стив не отводил взгляда, будто они здесь играли в гляделки...
- Ты стабилен? - Всё ещё не поднимая голоса, не допуская в интонации даже малейшего намёка на какие-то отрицательные эмоции, Роджерс откинул голову назад, нащупав затылком металлический столбик кровати. Совсем немного приоткрывая обнаженную шею над воротником форменной куртки.
- Ты со мной?
Между сомкнувшихся щитков брони хочется вбить лезвие ножа, раскачать, раскрыть, вытащить из-под панциря рычащее, сопротивляющееся, шипящее страхом и отвращением или возмущением и болью. Брызжущее обвинениями: "ты не пришел"; "ты бросил, бросил, бросил меня"; "ты меня не искал"; "я был тебе не нужен", "я не нужен тебе сейчас", "тебе не я нужен".
Больше всего Стиву не нравится, если из Зимнего начинает сквозить недоверием. Как будто он уже готовится к какой-нибудь экзекуции: к вырванным зубам и ногтям, сломанным пальцам, содранной с хребта коже. Это всегда первый признак начинающегося тления. Зимнему Солдату безразлично, что будут с ним делать. Ему должно быть безразлично. Но Роджерс всё равно каждый раз чувствует себя палачом.
- Ты будешь выполнять приказы, если это буду не я? - И Стив вбивает между щитков брони слова - они похуже любого клинка, если так подумать. Пытливо следит за зрачками, не скрытыми сейчас непроницаемыми стёклами маски.
Говорить можно что угодно, но тело не соврёт. И Зимний это знает.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

3


— BETA—
[horizon forbidden west]
https://i.imgur.com/HvfNzrO.gif https://i.imgur.com/yhrYpLO.gif
[rose leslie]

— ОБЩЕЕ —
Каково это, Бета, знать, что ты - чей-то клон? Созданное из пробирки дитя, которое никто и не планировал любить? В тебе не видят человека, ты лишь необходимый для достижения цели инструмент, который спишут в утиль, когда твоя миссия исполнится.
Что же, с тобой хотя бы честны те, кому ты служишь.

Скажи мне, Бета, ты бы хотела другой жизни? Чтобы твоими собеседниками были не голограммы учёных древности, а живые люди? Не столь гениальные, как Платон или Аристотель, но которых можно коснутся, чьи слова не запрограммированы компьютером и чье поведение невозможно предсказать?
Получить что-то больше, чем иллюзию незнакомого тебе дома, да чаепития, в которых ты не почувствуешь вкус чайных листьев на языке?

Я могу дать тебе эту жизнь. Она не будет так выверена и безопасна, как та, которую тебе уготовали. Но ты будешь свободна.
Только, чтобы встать на этот путь, нужна огромная смелость.
Ты же будешь храброй девочкой, сестра?
Я помогу.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Во второй части Хорайзена есть несколько прекрасных вещей, и Бета одна из них. Мы значительно переработали сюжет (к черту бессмертных космических людей!), но убирать из него Бету у меня не поднимается рука.
Я могу предложить игру от Элой, полную сестринских разговоров, приключений (научу тебя охотиться), комических ситуаций с обеих сторон.
Могу предложить альтернативы с Элизабет Собек, где можно побыть реальной дочерью в еще не умершем мире, пожить нормальной жизнью и вырасти здоровым человеком.
А еще у нас просто восхитительный Раст, думаю, что его отцовской любви хватит на двоих, я поделюсь.
От вас я хочу лишь любви к герою, знания канона (вики + игрофильма хватит, я поделюсь ссылочками при необходимости) и желания играть (в плане постов я всеядна, но пост раз в месяц - правило ролевой, его надо соблюдать).
Давайте вместе покажем эволюцию робкого комнатного цветочка во что-то смелое и прекрасное?

Вы просто посмотрите!
— ПОСТ —

Аид побежден. В момент, когда я воткнула свое копье в ядро Гора, назвавшись уже не чужим для меня именем, я в это не могла поверить. Даже когда я вскинула свой лук на том утесе, подавая знак оставшимся в Меридиане людям, я не могла позволить себе осознать, что опасность позади. Всего лишь одна из. Впереди много работы - нужно восстановить Гею, пока ситуация не вышла из-под контроля, но это подождет. У меня есть еще другие дела.

Не посетить празднование в разрушенном Меридиане - этот город лежал в руинах, и мне казалось очень неправильным распивать озерамские напитки вокруг развороченных машин. Мои друзья считали иначе, силой пытаясь затащить меня во дворец. Улизнуть от них я смогла лишь тогда, когда Эрленд, значительно надравшись, перетянул все внимание на себя, тысячные раз за вечер рассказывая историю финальной битвы - каждый раз наше сражение обрастало новыми немыслимыми подробностями. Толпа, не менее пьяная, чем он, каждую версию истории встречала одобрительными тостами, вызывая у меня головную боль. Я пить не хотела - организм, не приученный к алкоголю, не находил в нем особого смысла, а мысли о будущем не давали расслабиться.

Впереди у меня долгий путь, и начнется он с тех земель, на которых я появилась на свет. Назвала бы их "своими", но Нора так и не стали моим племенем, пусть каждый новый знакомый отмечал раскрас на моем лице или цвет одежд. С ними меня связывал лишь один человек, и именно к нему я, оседлав бегуна, направилась ночью, выезжая из Меридиана инкогнито. Люди, празднующие на улице, не обращали на меня внимание, а если их расфокусированный взгляд и цеплялся на меня, то лишь для того, чтобы одобрительно поднять кружку, снова назвав меня спасительницей.

Я выдохнула, когда выехала за приделы города, и его шум сменился на тишину пустыни. Опасности дороги никуда не делись, но визор помогал избегать стычек с машинами. Теперь, когда я знала их происхождение, эти "звери из стали" перестали наводить на меня тот ужас, какой наводят на большинство людей. Я точно знала, что это не создания Великой Матери (да и ее самой не существует, если не считать гениальный ИИ таковой), не происки Железного Беса (а вот он, в каком-то смысле был и даже не один). Возможно, я так до конца и не разобралась в истории Предтеч, но чувство понимания, что происходит в мире, давало мне какую-то уверенность в завтрашнем дне. И страх, потому что он всецело зависел от меня одной.

На земли Нора я прибыла через пару дней. Старые машины разрушили большинство поселений и убили немало воинов племени, но оставшиеся в живых пытались навести порядок. Похоронить умерших, помочь раненым, восстановить дома. Я видела все это издали, не заезжая ни в одно из них. Там не было моих родных или моего дома.
Там не было ничего моего.

Запоздало приходит мысль, что нужно еще раз посетить Священную гору. Возможно, там я найду еще что-то, что поможет мне в первой точкой моего пути. Первый раз я прошлась там слишком быстро, не было времени все рассмотреть. Надо забрать визоры, что лежат в учебном центре, еще раз пересмотреть сообщение Геи, найти другие записи, которые могут быть ценны.
Но это все потом. Сначала мне нужно домой.

Дом Раста на отшибе вызвал во мне вздох облегчения. С виду он совсем не пострадал, а это давало надежду, что и его хозяин жив и здоров. Об этом говорил и дым, шедший от костра, на котором мы готовили пищу и просто согревались холодными ночами. Я слезла с бегуна, оставляя свой транспорт за порогом и неспешно пошла по свежему снегу к двери.
Тут все было таким знакомым. Обнесенный частоколом двор, деревянные копьероги, на которых я отрабатывала удары с самого детства, моя старая мишень. Я улыбаюсь, вспоминая свое рвение к стрельбе и охоте, которое сильно помогло мне в жизни, пусть и не для этого я старалась. Я хотела победить на инициации, но еще больше я хотела получить одобрительную улыбку Раста. Может, поэтому я сейчас, после победы, поехала именно к нему, игнорируя всех остальных? Точно знала, что он не будет петь оды моей победе, называть Спасительницей и считать мессией. Мне это и было нужно - просто оказаться в родном месте с родным человеком, которому можно рассказать все, что я узнала и все, что тревожит, зная, что он поймет.

- Раст! - Я чуть повышаю голос, когда подхожу ближе к дому. Поднимаюсь по деревянным ступеням, заходя внутрь, чувствуя, как лицо прорезает улыбка от одного его вида. Живой. Внешне здоровый. Под его взглядом, я снова превращаюсь в маленькую отверженную всеми девочку, для которой он представляет целый мир. Все знания лишь от него (и визора), все умения - от него.
Может, и сражаюсь я за него?

- Что на обед? - Я демонстративно принюхиваюсь, пытаясь уловить аромат еды. Поспешный побег не позволил мне запастись провиантом, поэтому в дороге я перебивалась больше ягодами - охота и готова отняла бы слишком много времени, а мне не хотелось растягивать и без того долгий путь. Сейчас я бы сожрала и кабана. - Если что, этот кролик просто мечтал попасть в твое фирменное рагу, не смогла ему отказать. - Хитро улыбаюсь, доставая подстреленную около часа назад тушу из сумки.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

4


— KENNY CROSBY —
[one chicago & fbi's]
https://i.imgur.com/Lrx0bB8.gif https://i.imgur.com/Kiv48NM.gif
[kellan lutz]

— ОБЩЕЕ —
Бывший военный с проблемой контроля гнева, часть команды, семья. Все знают, что на тебя можно положиться, ты всегда придешь на помощь и не бросишь своих на поле боя. Для тебя это неприемлемо. Ты рискнешь собой, но прикроешь друга/напарника/коллегу, и за это тебя очень ценят. У тебя отлично развиты инстинкты, ты чувствуешь, когда человек недоговаривает или пытается сорваться с крючка. Очень тонко чувствуешь поведение дорогих тебе людей, так как многие твои бывшие сослуживцы пошли по наклонной. Ты не хочешь допускать такой ошибки и следишь за каждым близким тебе человеком, чтобы вовремя подставить плечо и помочь выбраться из ямы.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Заявка предполагается в пару. Нину не так давно перевели в отдел особо разыскиваемых, до этого она была в наркоотделе и некоторое время работала под началам Изобель Кастилии. После перевода, у Нины начинается трудный период, она встречает среди ваших близкого друга (Ивана Ортиза), с которым была в свое время очень близка (он муж ее сестры, пропавшей на два года после начала работы под прикрытием) и нынешний контакт (из-за проблем с жильем эти двое снимают квартиру на двоих) дается ей тяжело - Чейс постоянно вспоминает свою сестру и иногда это может выбивать из колеи. Так же Нина довольно трепетно относится к наркоманам из-за того, что ее брат некоторое время был зависимым от наркотиков. Можно что-то построить на желании одного помочь другому (обсуждаемо).
п.с. Иван очень ждет друга и с удовольствием заберет в игру!

— ПОСТ —

[indent] Глаза все еще закрыты, но до ушей уже долетают знакомые звуки из кухни. Запах не успевает распространиться из-за хорошей вытяжки, но рот уже заполняет слюна. Когда я ела в последний раз? Кажется, успела выхватить из сумки последний сникерс из стратегического запаса, оставленного там на случай, когда поимка преступников уведет меня далеко за пределы цивилизации или, как минимум, ближайшей придорожной забегаловки. Вздохнув, я понимаю, что сон безнадежно потерян. В голове кавардак из беспорядочно разбросанных, словно нестиранные носки, мыслей. Полный хаос и никакой структуры. В груди ощущается неприятное давление, будто на ребра уложили с десяток холодных булыжников, и теперь они давят и колют бледную, не тронутую загаром кожу. Гадкое чувство никак не хотело проходить, и мне пришлось прислушаться к нему, выискивая источник. Дело? Оно было непростым, как и многие другие, но не настолько, чтобы сейчас чувствовать себя так паршиво. Действующие лица? Ничего нового. В толпе я постоянно выискивала знакомое лицо сестры, и, не находя, разочаровывалась каждый сраный раз, но сейчас в этом было что-то неуловимо неправильное. Может, дело было в том, что теперь мы снимали квартиру напополам с Иваном? Ничего такого, просто лучшие друзья, воссоединившиеся после года разлуки, но… Чувство грызло меня, словно червяк, копошившийся во влажной рыхлой почве. Не предаю ли я ее таким образом? Не вычеркиваю ли из жизни, продолжая делать то, что мы начали втроем?
[indent] Без Милены наш треугольник потерял опору. Меня никогда не волновал тот факт, что мой друг и близняшка влюбились и создали семью. Не было ни ревности, ни обид, ни чувства одиночества. Ничего из этого. Я была счастлива видеть их вместе, а сейчас… Мне резко захотелось пропасть из их жизни вместо сестры, оставить их вдвоем, зная, что они справятся с этим вместо того, чтобы оставить две навсегда потерянные вершины этой геометрически правильной фигуры. Желание такое болезненное, такое острое, что я едва могу с ним справиться. Переворачиваюсь набок, поджимая под себя ноги, и снова оказываюсь маленькой девочкой, глядящей через небольшое расстояние, разделяющее наши кровати, на спящее лицо Милены. С тех пор, как в мою жизнь вошли старые друзья, на меня нахлынули воспоминания. Они резали ножом, входя в податливую, словно разогретое масло, плоть, уходя по рукоять в чистую и светлую грусть.
[indent] - К черту! – шиплю я, разозленная на себя саму, и скидываю с себя одеяло ногами. Меня раздражает собственная беспомощность и ощущение отчужденности. Я словно смотрю на себя сквозь призму прошедших лет и не могу дотянуться до себя. Другой себя. Той, которая осталась в Лос-Анжелесе, а рядом с ней только самые близкие люди: друг, брат, сестра. – Что за сопли? – бурчу себе под нос, принимая сидячее положение. Босые ступни приятно холодит прохладный деревянный пол. Надеваю брошенные рядом с постелью домашние брюки из хлопчатобумажной ткани, серую майку-алкоголичку, растянутую, но все еще уверенно скрывающую все, на что любят смотреть мужчины, и заглядываю в зеркало. Оттуда на меня смотрит уставшая молодая женщина, нихрена не выспавшаяся даже  с учетом полуденного сна. Хмыкаю про себя, что Ортизу не впервой видеть меня не в форме и радуюсь тому, что мой сосед именно он. Впервые за последние дни. Мне повезло, что хоть перед кем-то не нужно притворяться.
[indent] - Можешь не рассказывать, что у нас на ужин, я съем все, даже если ты положишь мне в тарелку пустой целлофановый пакет, - с усмешкой отвечаю другу, присаживаясь на невысокий барный стул рядом с кухонным островком. Лениво наблюдая за тем, как агент возится с кастрюлями и сковородками, пытаюсь вспомнить, когда я в последний раз что-то готовила себе сама. Не вспомнила. Ну и черт с ним. Я никогда не была сильна в приготовлении пиши. Мксимум для меня - отправить в микроволновку что-то из полуфабрикатов, львиную долю которых можно найти в любом супермаркете. – Я прихватила нам бутылку вина, - как-то чересчур безрадостно добавляю я, кивая в сторону небольшого холодильника. - С тебя еда, с меня напитки. Когда мы успели поменяться местами? – шутка, сохранившаяся со старых времен. Чейс часто шутила, что друг отбирает женскую работу, хотя никогда не делила хобби и профессии на женские и мужские, будучи членом вполне современного общества. Однако, в этом разделении было что-то ироничное. Иван прекрасно чувствовал себя с фартуком наперевес, а главным достоинством Нины было умение никогда не облажаться с выпивкой. Помнится, она успела урвать восхитительный чивас за полцены только потому, что удачно наткнулась на новый магазин в их районе. Откупоривая бутылку с мастерством настоящего сомелье, аккуратно наполняю бокалы, умудряясь, не целясь, налить ярко-багровой жидкости поровну в обе емкости. Глаза-алмаз, не иначе.
[indent] - Твое здоровье, - слегка касаюсь края соседнего фужера бортиком своего и подавляю желание влить в себя сразу все содержимое своего бокала. Причин для поганого ощущения, словно мне насрали в душу, особо и нет, точнее, я до них так и не докопалась, и все же какая-то тревожность во мне сохранялась. – Черт возьми, это очень вкусно! – отправляя в рот первый кусок, чувствую, как по нёбу растекается приятный вкус. – Божественно. Если бы ты не стал агентом ФБР, я бы агитировала тебя открыть свой ресторан, - с улыбкой добавляю я, искренне восторгаясь талантом своего коллеги. Замолкая, мы проводим несколько минут в полной тишине, орудуя столовыми приборами.
[indent] - Знаю, что сейчас сказала бы Милена. Что этой бутылки на троих нам явно будет мало, - не задумываясь, я высказываю фразу, вертящуюся у меня на языке, и, бросая быстрый взгляд на сожителя, мгновенно прикусываю губу. – Прости. Странно сейчас не вспоминать ее каждую свободную минуту, - пока они оба были заняты работой, чувства не накрывали так внезапно. А теперь, когда они делят одну крышу на двоих, старые раны вскрывают засохшие коросты. – Знаю, я… в последнее время отдалилась, - отпивая глоток вина, продолжаю я, убирая прядь спутанных волос за ухо, - Этого не должно было случиться. Не после того, как она исчезла, - по сути, у нас оставались только мы оба. Дин остался в ЛА, наладил жизнь, встретил отличную девушку, которую я, безусловно, одобряла. - Новый город, новая профессия, нам было комфортно вместе, но вскоре… не знаю… Мне казалось, что мы становимся напоминанием о чем-то утраченном. - Два года без близкого человека – слишком долгий срок. И чем дальше все заходило, тем более глухим становился этот угол. Может, не стоило поднимать этот разговор? Или стоило, но еще год назад? В любом случае, молчание вряд ли доведет до добра. В конце концов, можно сказать, что у нас одна боль на двоих.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

5


— RONG GUANG —
[tian guan ci fu]
https://i.ibb.co/BrZP14c/1.png
[любой подходящий актер]

— ОБЩЕЕ —
Мстители, общий сбор (с)

Одинокий ловелас познакомится. Упс, в смысле, отдается в хорошие руки. Снова не то. Ищу свой строптивый сломанный меч, слившийся с демонической сущностью бывшего.


Кого бывшего? Приходи, вместе решим. Для начала будь лучшим другом, настолько лучшим, что в честь него называют духовное оружие.

Ты был из тех, кто мечтал о свете, но предпочел жить в безопасной тени.
Я до сих пор не знаю: привлекла ли тебя однажды моя личность, или ты увидел во мне перспективы. Одно очевидно: от наших отношений ты получал много выгоды. К сожалению, даже эти выгоды не защитили тебя от кончины. Но давай хоть сейчас, спустя столетия, будем честны: ты сам выбрал ошибочный путь. Пусть убила тебя моя рука, но ты сам обрек себя на смерть. Что, конечно, не мешает мне на протяжении тысяч лет видеть раз в год кошмары.
Упрямый и гордый, ты не признаешь собственной вины вслух, не склонишь головы. Но хотя бы себе не ври.
Тем более, что наши отношения всегда были честны: ты не скрывал, что ищешь во мне путь наверх. Не прятал дерьмовой натуры. Позволял мне быть беззаботным ублюдком. Я же без зазрения совести позволял тебе оставлять мои руки максимально чистыми. На свету, не в тени.
Мы оба остались в истории. И пусть легенды названы моим именем, но даже мой титул - это все еще мы оба. И я не признаю, что это был мой выбор. Что приложил силы, чтобы тебя не отпустить.
Свет и тень. Ночь и день. Как еще звали нас сказители?
Впрочем, свитки с легендами о нас давно покрыты пылью.
Забыты победоносные бои, стихли песни о славных героях. Сейчас мало кто помнит бесславно погибшую Сюйли.
Если убьешь меня, канут в лету последние отголоски того, чем были "мы". Может поэтому, даже гонимый ненавистью, слившийся в мечом, который однажды мне подарил, ты лишь брешешь, но не кусаешь всерьез того, кто позволяет тебе жить на страницах истории.
Жить в отголосках былой славы.
Может, дело совсем не в этом.
Может быть даже однажды мы поговорим, и ты сам расскажешь мне причины, по которым позволил мне выжить.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
От себя предлагаю искреннюю любовь к истории, которая лишь упомянута в каноне, идеи. От тебя жду готовность вместе дописать преканон, историю Сюйли, нашу дружбу, становление героев. Очень приветствуется терпимость к падениям в реал и небыстрой отписи.

— ПОСТ —

Прекрасная... то есть, конечно, ужасная новость пронеслась по окрестностям столицы и, ветром подхваченная, ушла дальше, чтобы в ближайшее время заглянуть в каждую ветхую развалину объединенной империи: победоносный генерал, завершивший дело отца и ставший опорой нынешнего императора в праведном деле подавления воюющих племен в единое государство Сюйли, умер. Во времена внутренних смут с новостями такое случалось. С народными героями, надо сказать, тоже. Все чаще.

Новость, к слову, не отражала неприглядной истины: генерал не умер, а был убит. А на момент, когда первые глашатаи, сглатывая почти искренние слезы, рассказывали юным девам об их разбитых мечтах пробраться в гарем генерала, и вовсе был жив, он только вступал в свой последний бой. Но, как уже говорилось выше, с новостями в смутное время такое случалось. Эта новость не врала, потому что была предрешена.

Слово императора закон. Человек, в котором победоносная армия увидела последний шанс выживания для Сюйли, должен был исчезнуть. И это уже не зависело от того выбора, который он сделает.

Ни один из участников драмы в тот судьбоносный для генерала и страны день не знал: очень скоро эти новости превратятся в легенды. Эти легенды переживут страну, история которой не доберется до рубежа сотни лет.

Впрочем, вернемся к так и не почившему генералу.

В этот вечер Пэй Мин снова вел солдат императора в бой. Не было лихих скакунов, блестящих доспехов. Не было задора и куража. Он вел ребят, которых не знал. Против тех, кто годами прикрывал его спину. Драматично, не правда? Эта сцена и спустя сотни лет будет любимым сюжетом для театральных постановок. Может ли что-то сильнее пленить толпу, чем верность генерала нерадивому императору? Верность через себя. Вопреки собственным чувствам?

Забегая вперед, стоит признать, эти сюжеты тоже соврут.
Верность Пэй Мина уже давно не стоила юаня. Он слишком долго жил, слишком часто был призываем ко двору, чтобы не понимать: он служит недалекому тирану, умеющему только пускать пыль в глаза, начиная раз за разом войну. В этом бою на стороне императора его держал договор. Выкуп его верности: благополучие сотен солдатских семей и собственного рода.

— Ты же понимаешь, он соврет, — в последнем споре предупредил Жун Гуан.

— Если я ничего не сделаю, они точно умрут.

— Нет, если ты сядешь на трон. Победители решают.

— Если на трон сяду я, — признался тогда Пэй Мин, — боюсь, в этой стране все умрут с голоду. Я видел сотни примеров. Я хорош лишь в бою. Было бы лучше, если бы ты тоже знал свои берега.

— Если ты не сделаешь этого, то страны очень скоро не будет.

Пэй Мин тогда лишь пожал плечами и сказал:

— Зато жители будут.

История показала, что в этом он был прав. Впрочем, это уже совсем другая история.

В той, которая интересует нас, вовсе не у дворца, как нарисуют в картинах, а в кварталах бедняков встретились три стороны. У каждой были свои цели и своя мотивация. Победоносная армия, преданная своим генералом, шла в бой во имя страны, лучшего из мужей страны и выживания. Императорская охрана под предводительством предавшего своих людей генерала...
Их мотивация, надо признать, была гораздо сильнее. Как уже упоминалось, уже почти покойный Пэй Мин был любимцем народа, мечтой всех женщин и, что греха таить, некоторых мужчин. Он был обласкан советниками, одарен землями и красой. В общем, сделал все, чтобы большая часть рогоносцев столицы мечтала его убить.
И приказ императора нашел в сердцах солдат императорской армии жаркий отклик. С куда большим пылом, чем бойцы Жун Гуана, люди императора шли в бой, метясь в спину собственного предводителя. Их волновала только задница этого раздражающего Пэй Мина.
Пэй Мин же просто шел. Он давно уже не искал оправданий для того, чтобы убить. Вел вперед ненадежных людей, думая лишь о том, насколько прекрасный день выдался для того, чтобы красиво погибнуть.

Возможно, ему повезет. И когда этот бой утихнет, какая-нибудь красотка выскользнет из подворотни, чтобы его оплакать. Ему очень нравилась эта мысль. У него был целый план: не позволить решению лучшего друга убить легендарную честь победоносной семьи Пэй. Не дать запятнать семейное имя. Защитить брата и сестер. Не дать взять живым Жун Гуана — он, конечно, редкий засранец, но его засранец, он заслужил честной смерти в бою. Пэй Мин планировал умереть и защитить. Красивый финал великолепного сына Сюйли.

От предопределенной новости в этот день Пэй Мина отделяли сотни убитых, десятки ран, часы от заката до рассвета и... происки судьбы.

Смерть Пэй Мин себе представлял несколько иначе. Он думал, что будет покой, затем — путешествие на лодке, бюрократия и уход в новую жизнь.
Но стоило ему расколоть собственный меч, чтобы не достался бесчестным убийцам, как его что-то дернуло, как щенка за шкирку. И вот уже свет залил все пространство до рези в глазах. В нос ударил приторно-сладкий аромат. Голоса, больше напоминающие гребаные птичьи крики, заполнили пространство. После звука ударов мечей они особенно раздражали.
Где-то с надрывом бил колокол. Как позже часто будет рассказывать богиня, вершившая многие судьбы в Сюйли, этот колокол очень веселый, с буйным нравом. Он встречает на небесах всех новых жителей.
Но прямо сейчас этот колокол не был весел. Он пытался перекричать звон тысяч разбитых дамских сердец, оплакивающих несостоявшийся брак с генералом.

Ужасные, ой, то есть, конечно, прекрасные новости несли по следам предыдущих глашатаи Сюйли. Генерал Пэй не умер. Генерал Пэй вознесся. До здравствует славная богом осененная земля — Сюйли, обретшая покровителя.

Между тем новоявленный покровитель привык к свету и обнаружил себя в самом странном месте из всех, где бывал. А он ведь бывал и в диких племенах, и в борделях... разных заведениях за морем. Обессиленный, обескровленный, на фоне обступивших его богоподобных красавцев, он казался бродягой, шутки ради приглашенным в императорский дворец. Даже местные ароматы не способны были перебить его вонь: он пах смертью, кровью и потом. А вы бы побегали в тяжелых доспехах целый день по жаре с мечом наперевес и попробовали не сопреть.
На белоснежной мостовой валялась грязь с его сапог и растекалась лужа крови: не только его, с зажатого в руке осколка меча капала кровь убитых друзей. Лицо под слоем копоти и грязи трудно было разобрать. Лишь мутные от кровопотери глаза все так же ярко и жестко горели, не давая усомниться: этот парень сюда не случайно попал.
Впрочем, выводы «этого парня» давали усомниться. Первые слова, которые произнес генерал, вошли в список худших приветствий новых небожителей и делили первое место с репликами генерала Наньяна почти пятьсот лет:

— (китайская цензура вырезала непередаваемые китайские идиомы, повествующие о любви генерала к падшим женщинам и моржам), допился. Небожители мерещатся.

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

6


— YONGSHENG—
[tian guan ci fu]
https://i.ibb.co/4skB9TT/1920x1200-1553711-www-Art-File-ru.jpg
[Xu Kai]

— ОБЩЕЕ —
Зачем тебе пистолет? Дави их интеллектом! (с)
Разыскивается Повелитель Грома, самый таинственный и крутой небожитель, которому даже указ Цзюнь У - не указ.
О нем не написано в Википедии, но мы не ищем легких путей, не так ли? Так что будем пренебрегать и вальсировать писать свой роман с Блэк Джеком и шлюхами.
В каноне про тебя сказано только то, что ты есть, управляешь стихией (Громом) и редко посещаешь Верхние Небеса. Это не мешает тебе быть сильным, не так ли? В противном случае ты не рискнул бы игнорировать приглашение самого Небесного Императора.
В общем, в каноне про тебя упомянуто лишь раз, когда ты проигнорировал пирушку в честь праздника фонарей.
Осторожно, выгул диких хэдканонов.
У тебя есть свои причины избегать Верхних Небес. Считается, что все поколение богов, предшествовавших Цзюнь У, давно покинуло этот мир. Так как историю пишут победители, о маленьком исключении из времен божественного переворота не упомянуто даже в самых старых свитках.
Тебе, так и не сдавшему свою крепость новому Императору, это выгодно.
Затерявшись лет на пятьсот, ты вернулся под новым именем и в новой должности, чтобы. Нет, как ни странно, не убить Цзюнь У.
Найти свой путь. Долгие сотни лет, почти потеряв свою силу в последнем бою, ты держался лишь жаждой мести. Но, сделав первый шаг в качестве бога Грома на Верхние Небеса согласно тщательно выверенному плану, ты нашел то, что заполнило внутреннюю пустоту.
Никто так и не смог занять нишу богов, с которыми ты оберегал территорию Поднебесной. Да, чертоги заполнились новыми лицами. Да, люди возносили молитву уже не так, как в твое время, не тем, но на земле все еще сохранились остатки того, что вы с таким трудом создали до текущих времен. Себя ты нашел восстановлении всего когда-то созданного мертвыми богами. Ты выбрал разрушению путь созидания, науки и жизни.
Стал ли ты счастлив? Ведомо одному тебе. Но к тому моменту, когда на тебя обратил взгляд Цзюнь У и подослал свою тайную стражу, ты уже был недосягаем. Потому что твои действия не остались незамеченными верующими, и уровень твоей силы даже трудно осознать.
Приходи, давай писать историю!

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Любители редконехов всех стран, объединяйтесь!
Если тебе интересно потыкать палочкой во все сюжетные дыры, найти ответы на то, что так и не додано в каноне, я тебя жду. Готов быть твоим верным другом, непримиримым врагом и даже горячей до демонов странной парой. Чем нестандартнее отношения тебя привлекут, тем больше я буду рад.
Обещаю тебе максимум игры и внимания. Я подстроюсь под твои стиль и скорость.
Имя для заявки придумал. Можешь дать своему герою свое и переписать под себя его историю.
Если Сюй Кай - не твое, бери любую внешность. Сомневаюсь, что в дораме тебе дадут экранное время и выделят актера в каноне. А если дадут и сделают тебя седовласым старцем, я тебя утешу, обещаю~

— ПОСТ —

Прекрасная... то есть, конечно, ужасная новость пронеслась по окрестностям столицы и, ветром подхваченная, ушла дальше, чтобы в ближайшее время заглянуть в каждую ветхую развалину объединенной империи: победоносный генерал, завершивший дело отца и ставший опорой нынешнего императора в праведном деле подавления воюющих племен в единое государство Сюйли, умер. Во времена внутренних смут с новостями такое случалось. С народными героями, надо сказать, тоже. Все чаще.

Новость, к слову, не отражала неприглядной истины: генерал не умер, а был убит. А на момент, когда первые глашатаи, сглатывая почти искренние слезы, рассказывали юным девам об их разбитых мечтах пробраться в гарем генерала, и вовсе был жив, он только вступал в свой последний бой. Но, как уже говорилось выше, с новостями в смутное время такое случалось. Эта новость не врала, потому что была предрешена.

Слово императора закон. Человек, в котором победоносная армия увидела последний шанс выживания для Сюйли, должен был исчезнуть. И это уже не зависело от того выбора, который он сделает.

Ни один из участников драмы в тот судьбоносный для генерала и страны день не знал: очень скоро эти новости превратятся в легенды. Эти легенды переживут страну, история которой не доберется до рубежа сотни лет.

Впрочем, вернемся к так и не почившему генералу.

В этот вечер Пэй Мин снова вел солдат императора в бой. Не было лихих скакунов, блестящих доспехов. Не было задора и куража. Он вел ребят, которых не знал. Против тех, кто годами прикрывал его спину. Драматично, не правда? Эта сцена и спустя сотни лет будет любимым сюжетом для театральных постановок. Может ли что-то сильнее пленить толпу, чем верность генерала нерадивому императору? Верность через себя. Вопреки собственным чувствам?

Забегая вперед, стоит признать, эти сюжеты тоже соврут.
Верность Пэй Мина уже давно не стоила юаня. Он слишком долго жил, слишком часто был призываем ко двору, чтобы не понимать: он служит недалекому тирану, умеющему только пускать пыль в глаза, начиная раз за разом войну. В этом бою на стороне императора его держал договор. Выкуп его верности: благополучие сотен солдатских семей и собственного рода.

— Ты же понимаешь, он соврет, — в последнем споре предупредил Жун Гуан.

— Если я ничего не сделаю, они точно умрут.

— Нет, если ты сядешь на трон. Победители решают.

— Если на трон сяду я, — признался тогда Пэй Мин, — боюсь, в этой стране все умрут с голоду. Я видел сотни примеров. Я хорош лишь в бою. Было бы лучше, если бы ты тоже знал свои берега.

— Если ты не сделаешь этого, то страны очень скоро не будет.

Пэй Мин тогда лишь пожал плечами и сказал:

— Зато жители будут.

История показала, что в этом он был прав. Впрочем, это уже совсем другая история.

В той, которая интересует нас, вовсе не у дворца, как нарисуют в картинах, а в кварталах бедняков встретились три стороны. У каждой были свои цели и своя мотивация. Победоносная армия, преданная своим генералом, шла в бой во имя страны, лучшего из мужей страны и выживания. Императорская охрана под предводительством предавшего своих людей генерала...
Их мотивация, надо признать, была гораздо сильнее. Как уже упоминалось, уже почти покойный Пэй Мин был любимцем народа, мечтой всех женщин и, что греха таить, некоторых мужчин. Он был обласкан советниками, одарен землями и красой. В общем, сделал все, чтобы большая часть рогоносцев столицы мечтала его убить.
И приказ императора нашел в сердцах солдат императорской армии жаркий отклик. С куда большим пылом, чем бойцы Жун Гуана, люди императора шли в бой, метясь в спину собственного предводителя. Их волновала только задница этого раздражающего Пэй Мина.
Пэй Мин же просто шел. Он давно уже не искал оправданий для того, чтобы убить. Вел вперед ненадежных людей, думая лишь о том, насколько прекрасный день выдался для того, чтобы красиво погибнуть.

Возможно, ему повезет. И когда этот бой утихнет, какая-нибудь красотка выскользнет из подворотни, чтобы его оплакать. Ему очень нравилась эта мысль. У него был целый план: не позволить решению лучшего друга убить легендарную честь победоносной семьи Пэй. Не дать запятнать семейное имя. Защитить брата и сестер. Не дать взять живым Жун Гуана — он, конечно, редкий засранец, но его засранец, он заслужил честной смерти в бою. Пэй Мин планировал умереть и защитить. Красивый финал великолепного сына Сюйли.

От предопределенной новости в этот день Пэй Мина отделяли сотни убитых, десятки ран, часы от заката до рассвета и... происки судьбы.

Смерть Пэй Мин себе представлял несколько иначе. Он думал, что будет покой, затем — путешествие на лодке, бюрократия и уход в новую жизнь.
Но стоило ему расколоть собственный меч, чтобы не достался бесчестным убийцам, как его что-то дернуло, как щенка за шкирку. И вот уже свет залил все пространство до рези в глазах. В нос ударил приторно-сладкий аромат. Голоса, больше напоминающие гребаные птичьи крики, заполнили пространство. После звука ударов мечей они особенно раздражали.
Где-то с надрывом бил колокол. Как позже часто будет рассказывать богиня, вершившая многие судьбы в Сюйли, этот колокол очень веселый, с буйным нравом. Он встречает на небесах всех новых жителей.
Но прямо сейчас этот колокол не был весел. Он пытался перекричать звон тысяч разбитых дамских сердец, оплакивающих несостоявшийся брак с генералом.

Ужасные, ой, то есть, конечно, прекрасные новости несли по следам предыдущих глашатаи Сюйли. Генерал Пэй не умер. Генерал Пэй вознесся. До здравствует славная богом осененная земля — Сюйли, обретшая покровителя.

Между тем новоявленный покровитель привык к свету и обнаружил себя в самом странном месте из всех, где бывал. А он ведь бывал и в диких племенах, и в борделях... разных заведениях за морем. Обессиленный, обескровленный, на фоне обступивших его богоподобных красавцев, он казался бродягой, шутки ради приглашенным в императорский дворец. Даже местные ароматы не способны были перебить его вонь: он пах смертью, кровью и потом. А вы бы побегали в тяжелых доспехах целый день по жаре с мечом наперевес и попробовали не сопреть.
На белоснежной мостовой валялась грязь с его сапог и растекалась лужа крови: не только его, с зажатого в руке осколка меча капала кровь убитых друзей. Лицо под слоем копоти и грязи трудно было разобрать. Лишь мутные от кровопотери глаза все так же ярко и жестко горели, не давая усомниться: этот парень сюда не случайно попал.
Впрочем, выводы «этого парня» давали усомниться. Первые слова, которые произнес генерал, вошли в список худших приветствий новых небожителей и делили первое место с репликами генерала Наньяна почти пятьсот лет:

— (китайская цензура вырезала непередаваемые китайские идиомы, повествующие о любви генерала к падшим женщинам и моржам), допился. Небожители мерещатся.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

7


— ANUBIS —
[egyptian mythology]
https://i.imgur.com/RpvubaI.gif https://i.imgur.com/HdF9RtJ.gif https://i.imgur.com/U0UFls9.gif
[ben barnes & keanu reeves & casey deidrick]

— ОБЩЕЕ —
♫ elley duhй - middle of the night
страж царства мертвых, проводник душ, бог погребальных ритуалов и мумификации, олицетворение самой смерти. тебя почитали, тебе поклонялись, в твою честь возводили храмы, к тебе взывали молитвами, твоего гнева боялись, а на милость уповали. ты тот, кому удавалось сохранять абсолютный нейтралитет в нескончаемом противостоянии бессмертных. настоящий сын своего отца [пусть даже сет до последнего тебя не признавал]. решительный, непоколебимый, отважный, уверенный в собственных силах силах. от матери же унаследовал мудрость, терпение и обостренное чувство справедливости.
я стала связующим звеном между тобой и сетом, когда он, наконец, решил пойти на примирение, но наша история началась задолго до этого. когда-то ты решил, что сумеешь приручить кошку. разве это не глупо, анубис? ведь ты всегда знал, как сильно мне дорога свобода. я сбегала каждый раз, когда ощущала эфемерную опасность, боясь, что рядом с тобой утрачу себя. не решалась признать, что люблю и снова выстраивала между нами стеклянную стену. ты находил меня, пытался вернуть. мы ругались, метали словесные кинжалы, стараясь сделать друг другу как можно больнее, а после снова просыпались в одной постели. такие качели казались нормальными, и, все же, тебе хотелось большего. хотелось обладать всецело, сковать с собой одной незримой цепью и больше никогда не отпускать. но, все опять повторялось, пока не случилось то, что полностью изменило нашу жизнь... весть о том, что я ношу под сердцем твоего ребенка стала неожиданностью для нас обоих. тогда я вновь попыталась сбежать, но ты попросту не позволил этого сделать. мы вместе растили и воспитывали нашу дочь, и казались почти обычной семьей, но я все также демонстрировала свою независимость, давая понять, что могу вновь уйти, вильнув хвостом. тебя это бесит и, кажется, ты всего в шаге от того, чтобы просто меня придушить.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
да, заявка в пару с не самыми простыми отношениями и стекольным заводом в придачу. в этой истории инпут - не жена анубиса, а кебхут - их с баст дочь. для игры у нас огромные просторы, как в прошлом, так и в настоящем. бастет все еще активно работает над тем, чтобы сет затолкал свою гордость куда подальше и принял сына, потому семейное воссоединение не за горами. бешеной активности требовать не стану, 1 пост в неделю будет достаточно, но, если способны на большее - буду безмерно этому рада. очень прошу не пропадать без предупреждения. все мы люди и обстоятельства могут возникнуть самые разные, потому, если вдруг перегорите - смело говорите мне об этом. кусаться уж точно не буду. графикой с радостью завалю и, при желании, будем поддерживать постоянную связь в телеге. обожание и любовь к будущему супругу прилагается ♥
нефтида и сет тоже рады будут появлению сына. история семьи у них не из простых. в прошлом, нефтида сделала всё, чтобы спасти сына, когда тень сомнений пала на них двоих. дала ему шанс, пока Сет даже слушать не желал о том, что измены никогда не было, а анубис его сын. у повелителя хаоса была тысяча шансов призвать к "правосудию" и он даже дал клятву, что уничтожит жену и сына, но ни единожды не приблизился к последнему, чтобы погубить или хотя бы повести себя грубо. потому что чувствовал где-то на уровне подсознания, что он - его ребёнок. гордыня - одно, действительно что-то сделать - другое. анубис же во многом помог матери вернуться в египет, пусть и спустя очень долгое время. конечно многое уже упущено, но многое можно и исправить теперь. для сета главная любимица - это внучка, кебхут, но и с сыном рад примириться, но с этим ещё разобраться предстоит. нефтида же любит всю свою семью и будет рада воссоединению.
мы хоть и бессмертные, но не заставляй нас слишком долго ждать ♥♥♥

— ПОСТ —

[indent] Банши кричит, когда кто-то бросается в объятия неминуемой смерти... Собственный крик проклятьем становится, предзнаменованием того, что никак не исправить. Смерти плевать на твой статус, положение в обществе, количество цифр в банковском счете, даже на то, каким человеком ты был. Она не выбирает, а просто приходит, никого не щадя. Её приближение дуновением холода могильного сопровождается и стенанием сотен измученных душ, чьи голоса звучат в мыслях, наизнанку их выворачивая. Мэри предпочла бы не чувствовать, не слышать и не знать... Но, кто-то свыше распорядился иначе, решив, что выдержать сумеет, что в теле хрупком достаточно сил. Она кричала, осознав, чья жизнь оборвалась тогда, под покровом последней летней ночи. Звуковой волной выбило стекла в окнах просторной гостиной, устлав траву под ними сверкающими осколками. Отчаяние, смешавшись с болью, раскаленным оловом по венам растекается, выжигая внутри все живое. И когда крик, наконец, стих, сменяясь беззвучными рыданиями, Вудворт казалось, что голос она утратила навсегда. Вычеркнутое имя в списке лишь подтвердило то, что уже произошло...
[indent] В огромном доме, окруженном лесным массивом, повисла давящая тишина. Девочка, в порыве истерики, срывает с постели простыни, на которых вместе с ним засыпала и которые запах его впитали. Здесь абсолютно все ему принадлежало. И она в том числе. Можно сжечь весь особняк, оставляя только гору дымящегося пепла, но образ Доминика остается высечен кровоточащим шрамом на искалеченном сознании. Из собственной памяти невозможно вытеснить того, кого... Любила? Даже смешно, ведь Мэри не находила смелости признаться в этом хотя бы самой себе. Любовь - непозволительная роскошь для той, что неустанно стены вокруг себя возводила, боясь привязаться. И все же, это произошло, а теперь, в том месте, где трепетало сердце, зияет черная дыра. Может все именно так и должно быть?

[indent] Затхлый воздух пропитан едким запахом сигаретного дыма, алкоголя, какого-то дешевого одеколона и пота. Громкие возгласы, смех и свист перекрикивают музыку, образовывая своеобразный вакуум, отделяя Канкун от всего остального мира. Этот клуб - последнее место, где Мэри могла бы оказаться, но, как известно, у судьбы крайне паршивое чувству юмора. Она прячет глаза от проходящих мимо посетителей, вперив потускневшие от слез изумруды в стакан, наполненный янтарной жидкостью. А если накидаться до беспамятства, легче станет? Утренняя встреча с Марком подлила масла в огонь, и теперь языки черного пламени грозились охватить все вокруг, оставляя в напоминание отметины на изгибе тонкой шеи - по-другому он не умел доказывать свою правоту. Темноволосая старательно скрывала их под слоем тонального крема, но они все также выделялись на бледной коже, хоть и не столь ярко. Несостоявшийся жених должен был оставаться в прошлом, но что-то снова идет не так. Обратиться бы к брату, но нет никаких гарантий, что тот не пошлет её куда подальше, как только увидит вновь. Лисандр? Он не откажет, но его методы тоже далеки от нормальности. Проще одной, уже привычно. Девочка храбрая, справится, даже если речь шла о чудовище, что с особым упованием отравлял её жизнь, уверяя в том, что после него Ад ей покажется цветущими садами Эдема.
[indent] - Детка, выпьешь с нами? - Не сразу замечает, что за столиком появляются трое, едва ли старше нее самой. Отсутствующим взглядом девушка смотрит на темноволосого обладателя мерзкой улыбки, что куда больше напоминала оскал изголодавшейся гиены. Разве в этом притоне не хватает девиц, способных скрасить их сомнительную компанию? Или она так похожа на ту, что с радостью повешается на шею пьяному придурку, чье самомнение, раздутое до размеров галактики, ни капли не соответствует действительности? - Нет. - Ей совершенно не хочется тратить время на поиски более мягкого, тактичного отказа, дабы ни в коем разе не задеть чужое самолюбие. Остается лишь верить, что сорокаградусное пойло еще не до конца разъело серое вещество в их головах и дважды повторять одно и то же не доведется. - Да ладно, мы же видим, что тебе скучно. Нам тоже. Почему бы не развлечься всем месте? - обмениваются смешками, ближе подсаживаясь и отрезая все возможные пути отступления. Мэри, молча, поджимает губы, сглотнув образовавшийся в горле ком. Нужно просто немного потерпеть. Им, в конце концов, надоест, и уберутся испытывать фортуну в другом месте. Холодное стекло к губам подносит, делая несколько небольших глотков.  Напиток привкусом странным отдает, но мало ли из чего сделан, она же не ценитель алкоголя и внимания не обращает на не полностью растворившийся порошок на дне стакана. – Может, все-таки передумаешь? - голос у самого уха ломает остатки терпения. Девчонка с места вскакивает, но картинка перед глазами теряет очертания, а ноги попросту отказываются держать хозяйку и она рухнула в руки одному из парней. Разразившись диким гоготом, они поднимаются следом, подхватывая Вудворт под руки с обеих сторон. Её заталкивают в небольшое пространство уборной, и с грохотом захлопнувшаяся дверь отнимает последний шанс на спасение. Один на один с чертовым ублюдком, что спиной в шершавую стену вжимает, руками девичий стан исследуя. Нетерпеливо от джинсовой  куртки избавляет, швырнув ту куда-то в сторону, грубо срывает лямки, полностью обнажив плечи. - Тихо, не брыкайся. Тебе понравится, - одной рукой рот ей зажимает, небрежно размазывая по лицу соленые слезы, второй спешно свои брюки расстегивает и до колен спускает. В следующий миг она чувствует, как горячие потные ладони под подол тонкого платья забираются, двигаясь вверх по внешней стороне бедер и следом за собой ткань задирая. Живот неприятным спазмом сводит, и Мэри с огромным трудом сдерживает рвотный позыв: её тошнило от одной только мысли о том, что сейчас может произойти. - Нет! Пусти меня! Не трогай! - попытки вырваться скорее на детскую возню смахивают, нежели на реальное сопротивление. Действие неизвестного наркотика замедляет ход времени, секунды пытками обращая, но спасение, о котором уже и мечтать не смела, приходит само собой.
[indent] Волчонком загнанным в угол забивается, наблюдая за тем, как лицо её обидчика превращается в кровавое месиво, разукрашивая стену липким алым разводом. После такого его не то, что дружки, родные узнать не смогут и в зеркало точно еще долго смотреться не будет. Но, тот, кто её спас... Мэри готова списать происходящее на галлюцинацию, подпитываемую веществом, проникшим в её кровь с алкоголем. - Ничего... Не успел... Ничего не сделал... - голос дрожит, словно она вот-вот вновь разрыдается, и слова никак не хотят складываться в связное предложение. Суетливо поправляя её платье, мужчина задевает кожу, что вмиг покрылась мурашками. Нет, это не призрак, не фантом и не плод больного воображения. Он настоящий. Он здесь. Тянется рукой к его лицу, взглядом пристальным за движением пальцев следует, вдоль скулы, подбородка, ниже к шее. Смотрит так, будто видела впервые и заново изучает. Доминик... - Ты же умер... Я это чувствовала. - До последнего отказывалась верить в жесткую действительность и вот он, прямо перед ней. Очередная насмешка? - Я ненавижу тебя... Ненавижу. Ненавижу! - срывается, не в состоянии совладать с захлестнувшими её эмоциями. Миниатюрные ладони в кулаки сжимаются, осыпая грудь кубинца ворохом слабых ударов. Ей плевать, даже если сюда сейчас сбежится весь город. Если бы она только могла забраться пальцами прямо под кожу, ломая клетку из ребер и, добравшись до сердца, сжать его настолько сильно, насколько сумеет. Только бы он знал... Только бы почувствовал все то же самое, что чувствовала она на протяжении всех этих дней...

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

8


— THEODOR "TED" FARO —
[horizon zero dawn]
https://i.imgur.com/m8dUo5H.png
[your choice]

— ОБЩЕЕ —

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] Теодор Фаро не считает себя злодеем.

Он новатор, гений предпринимательства и прирожденный лидер. Об этом ему говорили обеспеченные родители в родном Солт-Лейк-Сити, об этом с трибун говорили преподаватели в бизнес-школе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Последние говорили об этом всей аудитории, но Теду казалось, что они говорят ему одному.
После об этом кричали заголовки статей о нем сначала в небольших журналах, но со временем он покорил и мировые издания.

Первый блин под названием "Киберлайф" был комом. Упрямый гений по имени Элайджа Камски все модернизировал своих андроидов, упуская огромную прибыль. Тед вынес урок из этого, основывая "Автоматизированные системы Фаро" уже в одиночку. Его следующий гений будет уже наемным сотрудником и должен плясать под его дудку.

[indent]Кто платит, тот и заказывает музыку, не так ли?

Поначалу дела шли плохо. Его личные линейки роботов-охранников и персональных ассистентов не могли конкурировать с роботами "Киберлайфа", и все же сколотить небольшое состояние ему удалось, попав в топ-50 компаний.
Теду этого было мало. Он грезил о покорении финансового Олимпа. Личная прихоть или несведенные счеты с тем, кого он недооценил?

Элизабет Собек была его личным не огранённым бриллиантом. Юный доктор с желанием спасти мир. Они были похожи, только его цели куда приземлённый, а значит, и осуществимей. Тед приспособленец, способный адаптироваться под нужды его рынка - иначе не выжить. Мир хочет позаботится о чистоте воздуха? Он в деле!
Девушке не надо об этом знать. Для нее он придумывает сказочку о спасении мира, меняет курс компании на экологические разработки и дает ей свободу творца, отслеживая то, как растет популярность и прибыль его компании.

Он и правда верит в то, что говорит ей.
Он и правда хочет спасти мир.
(Оставим за скобками то, что спасение мира его интересует больше с целью обогащения - мотивы же совсем не важны, верно?).

Олимп покоряется ему, делая его новым божеством. Он спаситель этой планеты, его разработки раскупаются как горячие пирожки, а красивое лицо украшает обложки изданий.
Тед доволен жизнью, Элизабет довольна своей работой.

[indent] Только вот она не знает, что, в конце концов, всегда выигрывает только казино.

Экология перестает приносить деньги. Мир выдыхает, прогнозируемые учеными апокалипсисы отодвигаются на привычные "через пятьдесят лет".
Миру больше не нужны роботы-озеленители.
Мир жаждет войны.

Тед дает людям то, что они просят. Если бы они и дальше покупали новейшие очистители речной воды от "АСФ", он бы продавал их, но военные роботы снова в приоритете, а он не может позволить себе потерять первенство в предпринимательской гонке. Ради выигрыша в этой партии он жертвует королевой - Элизабет, как и некоторые другие сотрудники, покидает "АСФ".
Но разве это важно, если он спас короля?

Тед на коне. Триллионер, глава крупнейшей корпорации, любимец женщин. Между конференциями, новыми интервью и развлечениями с красивыми моделями, он подает в суд на небольшую компанию Элизабет все новые и новые иски. Он не смог отомстить Элайдже за успех, так что сейчас его новый гений получает за двоих. Он душит "Мириам Технолоджис", ненавидит каждый ее прорыв и готов разобрать на винтики ее роботов.

Он изобретает "Колесницу", вплетая туда десяток разработок Элизабет. Даже присылает ей приглашение на презентацию, благодаря за ее вклад в создание этой линейки.
Она не приходит.

Его новые роботы убийственно совершенны. Это уже не просто дроны с автонаведением. Это изобретение, способное изменить исход любой войны. И Теду плевать, кому их продавать - главное, чтобы платили. Способные к самовоспроизведению, они могут сами обеспечить себя энергией (пусть и органикой - это лишь в крайнем случае). А еще их невозможно взломать.
Он говорит о последнем громко на каждой презентации, ловко вплетая в свою речь намеки на неудавшуюся революцию в Детройте, когда андроиды другой компании вышли из-под контроля из-за взлома.
С его машинами такое не случится.

И именно это происходит. Случайный сбой, и вот один рой перестает реагировать на команды, живя своей примитивной жизнью. Еда и размножение - все, что волнует эти военные машины. Гибель всего живого за 18 месяцев без возможности отсрочки. Об этом ему говорят его собственные инженеры. Об этом кричит ему в лицо Элизабет Собек, к которой он обращается в первую очередь в надежде, что ее гений сможет найти решений, которое не видит никто больше.

Он спаситель мира - так славили его газеты на рассвете карьеры.
Он военный магнат - так пишут в интернете, когда он в зените.
Он тот, кто мир уничтожил - он не может позволить, чтобы его запомнили так.

Прижатый к стенке, он финансирует "Новый Рассвет", но продолжает искать другое решение. Его команда почти находит его, но уже слишком поздно. Апокалипсис, предсказанный Элизабет слишком близок.

Он обустраивает собственный бункер в Сан-Франциско. С ним красивые певички и актрисы, доктор и даже священник.
Он готов прожить свою жизнь (и намного больше), но не как злодей, нет. Чтобы очистить свое доброе имя нужно всего лишь удалить данные о его последних деяниях. Для этого нужно взломать "Новый Рассвет" (что у него получается с помощью одного из бет) и удалить целую подфункцию "Аполлон", лишая будущее человечество всех накопленных знаний.
И убить остальных Альф проекта.

Тогда мир снова увидит в нем спасителя и героя, ведь он один сможет помочь новым людям в познании этого мира. Разве злодей так бы поступил?

[indent] И, чтобы защитить невинных, невинные должны умереть.
[indent] Он этого не хотел.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Вы давно мечтали сыграть эталонного мудака без всяких "не я такой, жизнь такая"? Творить злодеяния без мук совести и вообще быть уверенным в том, что все правильно, потому что вы так хотите? Примерить на себя роль плейбоя, миллиардера (простите, триллионера) и просто красивого ублюдка? Тед Фаро ваш вариант!
Знание игры" Horizon: новый рассвет" желательно (хотя бы в формате вики и видео на ютубе, Теда там немного), если сильно захочется, я про все сама расскажу/покажу. Знание второй игры необязательно. Если еще знаете игру "Detroit: стать человеком" хотя бы в формате "смотрел обзоры", вообще замечательно, так как мы кроссоверимся с этим миром и в настоящее время играем больше по их пост!игре, где до нашей "Чумы" еще чуть больше 10 лет.
В написании постов я всеядная, пишу от любого лица и разного размера, отдавая предпочтение постам от третьего лица с размером 4-5 тысяч без лишней воды. Спидпостер, если позволяет реал, но от вас прошу пост хотя бы раз в неделю (за исключением чп в реале, все мы люди).
Я считаю, что отношения Элизабет и Теда дают много простора для игры и хочу окунутся в этот омут с головой, начиная от первых встреч, заканчивая дебатами на тему "Нового рассвета". Помимо меня на форуме есть Элайджа Камски, который хочет обсудить создание боевых машин без бэкдора, а также Раст, который в мире Предтеч долгое время был частью "АСФ". Есть желание пересечься с Элой? Есть пара вариантов, как это осуществить.
Найти меня можно в гостевой или сразу открывайте дверь с ноги в лс, там все обсудим и порешаем, чтобы комфортно было всем и каждому.

— ПОСТ —

Элизабет, скрестив руки на груди, слушала своего голографического собеседника в военной форме высшего чина. Иногда от его слов тонкие пальцы женщины чуть сжимались, сильнее впиваясь в ткань бежевого кашемирового свитера, будто она с трудом сдерживается, чтобы не поменять позу, подняв руки и потерев указательными пальцами виски, закрыв глаза с громким и усталым вздохом.
И с каждым словом это желание становилось все сильнее.

Итак, на территорию США с неба упал боевой робот неизвестной модели и компании. Никаких опознавательных знаков. Никаких данных в системе. Наличие оружия не подтверждено, но почти очевидно. И зачем-то его должна осмотреть Элизабет Собек.

- Почему я? - Простой и самый логичный вопрос, который вырвался, стоило военному взять паузу. Тот будто споткнулся посреди речи об ее слова, глядя на нее с таким удивлением, что даже синева пикселизации передавала его в полной мере.
- Вы гениальный роботоинженер, вы можете быть полезны. - Лиз открывает рот, чтобы напомнить, что она экоинженер, и с военными разработками им лучше идти в "АСФ" или в любую другую военизированную компанию, где работники каждый день придумывают новые способы убийства людей и всего их окружения. Да, университетов они в 16 не заканчивали, но практический опыт по важнее будет. А военных гениев и вне страны достаточно. - И уж точно не наведите. - Дополняет ее собеседник, и Лиз закрывает рот, понимая все.
Они хотят видеть ее, зная, что она хотя бы попытается помочь. А если не сможет, то не попытается использовать эти разработки в своих целях. Во-первых, военизированные разработки для ее сферы бесполезны. Во-вторых, это противоречит ее нормам морали. А Собек уже зарекомендовала себя как та, кому не все равно на мир, но плевать на гонку вооружений, место в топе корпораций и прочий материальный мусор, который так обожают люди высшего общества.

- Ладно, я приеду, через, - она чуть отвлекается, сверяясь с расписанием, проложенным маршрутом до лаборатории и времени пути, - пять часов. Пока пришлите мне все результаты исследований, что вы проводили, - Лиз запинается, не зная, как назвать военизированного человекоподобного робота с возможностью регенерации, - с объектом.
- Отлично. Я сейчас вышлю вам все данные. - Собеседник кивает, завершая вызов первым. Лиз все же позволяет себе потереть виски, пытаясь понять, во что ввязалась.

Она садится в вертолет, и, когда он набрал высоту, а пилот подтвердил время полет, Собек погружается полностью в полученные отчеты. Результаты химических анализов заставляют ее нахмуриться. Визор послушно сравнивает их с человеческими стандартами, что совпадений просто нуль: несмотря на похожий состав, процентное соотношение просто кричит о том, что жидкости взяты не у человека. Одно отклонение от нормы она еще могла себе объяснить, но десять... Но и на андроида даже самой продвинутой линейки он похож не был, слишком отличный состав жидкости от тириума. Хотя, другие компании вне США могли использовать другое вещество для лучшей проводимости. Никаких программных кодов, нервные окончания есть, пусть и не реагируют на ту силу тока, которую пускали по аппаратам. То, что могло сжечь нервную систему любого млекопитающего, не доставило ему никаких неудобств.

Пожалуй, хорошо, что его держат в отключенном состоянии, не позволяя прийти в "сознание", пусть и на лошадиных дозах препаратов - что не подействовало бы на робота.

На вертолетную площадку лаборатории Лиз выходит в полной растерянности, но уверенная, что ей тут делать нечего. Чем бы не было это существо, оно не было ни человеком, ни машиной, по крайней мере, из тех, что знала Элизабет. Может, он новая разработка Китая или России, но даже технологический прогресс этих стран не мог шагнуть так далеко, создавая нечто подобное.
И все же, она соглашается пройти в комплект, ведомая одним из солдат - вооруженные силы США спешно призвали сюда несколько десятков военных. Не роботы АСФ или Киберлайфа, а живые люди. Возможно, ладе все человеческие силы, что стоят сейчас на вооружении Америки.

Собек не успевает ни надеть халат, ни даже вымыть руки - пожарная тревога разрывает прохладную тишину комплекса, заставляя ее переглянуться с ее провожающим. Судя по его лицу, это явно не учения и не случайный сотрудник, что решил втихаря покурить в туалете. Они оба срываются с места: он по велению долга, Элизабет - из страха остаться здесь одной.

В крытый зал лаборатории они входят вместе. Рыжая даже опережает солдата, заходя первая. Покореженная капсула и искрящиеся провода доказывают, что именно здесь причина, почему весь свет в комплексе окрашен красным, а сирена воет так, что вызывает головную боль. Правда, слабо верится, что учинил все это подросток, что сейчас съежился на полу. Лиз вскидывает ладонь, прося оставить ее одну и подходит ближе. Медленно, шаг за шагом, не сокращая расстояние слишком сильно, чтобы не зайти случайно в чужое личное пространство. Поднимает руки, показывая, что ее ладони пусты, никакого оружия.

- Привет, - она приподнимает руку в приветственном жесте и слегка улыбается, демонстрируя дружелюбие. - Я не причиню тебе вреда, обещаю. - Она рассматривает его внимательно, исследуя поведенческий модуль. Если он робот, то выдаст себя. Может, простой человек и не поймет, что перед ним Андроид, но у ученой была своя передовая модель андроида, она научилась замечать мелкие шероховатости в их поведении, что и отличает их от людей. - Меня зовут Элизабет. - Собек говорит медленно, стараясь, чтобы ее речь звучала максимально разборчиво, а, если это существо не понимает ее языка, то хотя бы успокоился, услышав ее спокойный и мягкий голос.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

9


— TINA CHEN —
[detroit: become human]
https://i.imgur.com/e8FQZXs.gif https://i.imgur.com/pRlh6Jx.gif
[gemma chan, jeon yeo bin or your choice]

— ОБЩЕЕ —
У Тины нежные прикосновения и теплые руки - Гэвин знает это, потому что слишком часто ощущает ладонь Тины на собственном плече или руке, занесенной для удара о стену после очередного срыва. Какого это, мисс Чен, быть единственной, кому удалось совладать с неуправляем характером Гэвина Рида?
Тина - это сочетание невозмутимого спокойствия и убийственного сарказма, возможно, именно поэтому они с Гэвином так легко нашли общий язык?
Тина - это отличная физическая подготовка, Гэвин сам в этом убеждается, когда она легким движением кладет его тяжеленную тушу на лопатки и добивает сверху язвительной шуткой - контрольный, и не в голову, а в самое сердце.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
- Я намеренно не стал вдаваться в подробности истории персонажа, оставив это на откуп тебе - известно о Тине очень мало, но это не мешает придумать что-то своё) Заявка в пару, я не брошу, все обсудим, все решим и придумаем вместе, но все же мне хотелось бы видеть персонажа Тины как самодостаточного и самостоятельного, а игрока на роли - готовым развиваться и предлагать идеи. У меня, безусловно, есть идеи, но простите, тянуть всё на себе одном я тоже не готов.
- На предложенных внешностях я не настаиваю, ты можешь выбрать кого-то из предложенных или любую другую, даже не обязательно азиатку - может, Тину удочерила семья азиатов?)
- Каст у нас неторопливый, но хороший и уютный. Пока нас немного, но мы в тельняшках и планируем множиться. У нас кроссовер с игрой Horizon Zero Dawn, но знать игру вовсе не обязательно (хотя это будет приятным бонусом), мы все расскажем, покажем и объясним)
- Посты я пишу разные, в среднем 4-7 тысяч символов и конкретных требований к стилю соигрока не имею, но уверенным в том, что сыграемся, быть хочу, поэтому пробный пост до подачи анкеты показать очень прошу, мой также имеется ниже под спойлером. Я посты писать могу как быстро, так и раз в пару недель, все зависит от реала, от работы, все мы люди взрослые и всё должны понимать, пост раз в месяц я от вас очень хочу видеть, а в остальном - обсудим лично.
- Найти меня можно в гостевой или стучаться сразу в лс, я настоятельно прошу связаться со мной до подачи анкеты, чтобы мы могли обговорить все детали, что называется, на берегу)
я не кусаюсь и очень тебя жду <3

— ПОСТ —

Известие о смерти отца застигает его на работе.

Гэвин хлестал кофе в компании Криса и пары только сегодня прибывших в участок новобранцев, увлеченно - и, конечно же, сильно перевирая и приукрашивая - рассказывал, как он получил свой первый шрам, в красках и эмоциях, словно бы это было не по его собственной неаккуратности и глупости, а действительно как в голливудских боевиках под хихиканье Криса, знавшего и лично видевшего, как обстояли дела на самом деле, и от того все громче смеявшегося с каждой фразой Гэвина. Его первый шрам был на правом боку, неглубокий, но порез от ножа все равно оставил после себя светлую полоску - милая девчонка сбила его с толку своими очаровательными кудряшками и обаятельной улыбкой, а после всадила в него нож, ничего выдающегося, и уж точно даже не пахнет тем героизмом, о котором он сейчас гордо рассказывал доверчивым новичкам.

Телефон пищит где-то в кармане - Гэвину редко кто-то звонит, его немногочисленные партнеры предпочитали текстовые мессенджеры, звонками пользуются лишь курьеры и начальство, и звонок был явно не от первых или вторых.

На том конце провода - грустный голос матери, дрожащий и надрывный, она прерывается на рыдания, и Гэвин с трудом разбирает слова, пока тетушка Джесс не отбирает у неё телефон и мрачным севшим голосом не сообщает о кончине Рида-старшего.

Наверное, я должен чувствовать грусть.

Думает Гэвин, когда отпрашивается у Фаулера на несколько дней - отгул капитан дает ему без проблем, заставляет взять несколько дней не отгулянного отпуска, которые Гэвин провел в прошлом году в участке, корпя над одним из дел по производству красного льда. Поставщика они так и не взяли, Гэвин тогда едва ли не впервые позволил себе обсуждать рабочие дела в подробностях с кем-то, кто не является сотрудником полиции - мрачнее тучи он заявился тогда к брату и долго выспрашивал его о тириуме, после того, как первым делом вспыльчиво высказался, что он думает об изобретениях своего брата.

Наверное, он должен чувствовать в этот момент что-то кроме пугающего безразличия и спокойствия - Фаулер странно косится на него, предлагает отвезти до дома, вежливо спрашивает, не нужна ли ему какая-то помощь, на что Гэвин лишь отмахивается. Капитан бы помог без вопросов, только вот не мог Гэвин показывать кому-то свою слабость, даже сейчас и даже всегда всё понимающему капитану, бывшему явно лучшим начальником для Гэвина, чем кто-либо другой мог бы. Но нет. Он сухо благодарит и отрицательно качает головой.

Справится сам.

Наверное, в груди должно болеть, должно быть больно?

Ловит себя на мысли Гэвин, когда выезжает на трассу и мчится по направлению к Чикаго. Неохотно, не тащится с минимальной скоростью, тормозя весь поток, но удивительно долго ошивается в магазинчике на заправке, хлещет кофе, сидя в машине и глядя в пустоту, и долго разглядывает крыльцо их дома - несколько машин уже были припаркованы у подъездной дорожки, и старенькая Вольво Гэвина сильно контрастировала на фоне новеньких, как будто бы только с конвейера, машин немецкого производства.

Наверное, он должен сожалеть о потере, наверное, он должен задыхаться от боли, как его мать, когда звонила ему, когда рыдала в трубку и не могла и двух слов связать - наверное, сердце должно болезненно сжиматься от мысли, что он уже никогда не увидит его и не услышит его голос.

Только почему Гэвин чувствует лишь облегчение сродни тому, когда отпустил неприятную ситуацию или человека? Когда хочется поставить точку, когда понимаешь, что ничего не выйдет, что бесполезно, что получается лишь боль друг для друга, но не получается отпустить? Когда цепляешься из последних сил, когда из раза в раз получается лишь больнее, но продолжаешь оставаться рядом и не отпускаешь?

Кажется, Гэвин всё же сможет.

Наверное, я должен её обнять?

Смотрит на сгорбившуюся мать и не может заставить ноги сделать и пары шагов. В их гостиной совсем скоро соберется толпа родственников, Гэвин только и успел, что закинуть небольшую сумку с парой вещей в свою старую комнату - удивился немного, что родители не стали переделывать её в кладовку, лишь спихали ненужные вещи, чтобы освободить пространство других комнат, и забыли, периодически протирая пыль и проветривая комнату. Натягивает черный костюм, спускается вниз и застывает на нижних ступеньках - вид матери, поблекшей и потускневшей, вызывает у Гэвина неприятное чувство неловкости, от которого хочется отвернуться, скрыться, лишь бы не видеть.

Ей больно, ей одиноко - теперь она останется одна в этом огромном доме, и Гэвин, конечно, не удивится, если тетушка переедет из своего захолустья к ним и займет самую большую спальню в этом доме, не удивится, если она тут же раскидает везде свои вязанные салфеточки и фигурки котиков - не удивится, но и приезжать будет все реже и все более неохотно.

Мнется на нижних ступеньках лестницы - наверное, он должен успокоить и поддержать любимую мать, быть рядом с ней в трудный для неё момент, когда она была рядом с Гэвином во все его трудные моменты, поддержала его, даже когда хлесткой пощечиной отец дал понять сыну, что он думает о его связи с Максом из параллельного класса.

Наверное, я не должен думать о том, как же сильно я не хочу здесь находиться?

Он заранее представляет толпу родственников, которые захотят утащить себе немного времени младшего Рида, вспоминает все неловкие встречи с ними и мысленно воет и лезет на стенку. Гэвин не был фанатом семейных сборищ и посиделок - ребенком ему было скучно среди взрослых, а подростком он заимел совершенно отличные от их увлечения и взгляды, и от того просто не хотел конфликтов, стараясь находить причины не ехать на очередную встречу или в гости.

Гэвин бы и сейчас сбежал к себе в комнату, соврал бы что-нибудь про разрывающую голову боль, про жуткую мигрень и тотальный недосып в комплекте с переутомляемостью на работе, если бы не заметил знакомую фигуру, стоявшую у окна - очевидно, одна из дорогущих машин принадлежала не кому-либо, а Элайдже Камски.

- Давно не виделись, - хриплым голосом произносит вместо приветствия, подходит к нему, боковым зрением подмечая, что мать утешает тетушка Джесс, недовольно бросавшая в Гэвина глазами молнии. - Вот уж кого я точно не ожидал здесь увидеть.

Должно быть стыдно, что даже Элайджа приехал попрощаться с неродным ему отцом, должно быть стыдно, что все - ну или почти - здесь искренны в своих эмоциях, должно быть стыдно за то, что Гэвин не испытывает всей той палитры чувств, что должен бы.

Должно быть.

Но вместо этого он думает лишь о том, как бы ему поскорее сбежать домой.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

10


— YENNEFER —
[the witcher]
https://i.imgur.com/vG4NYou.gif
[original]

— ОБЩЕЕ —
Им словно бы всегда будет недоставать чего-то… чего-то большего. Откровенности Йеннифер, прячущей свои тайны за каждым взглядом, выверенным словом, каждой многозначительной улыбкой. Решительности ведьмака, которого то и дело вгоняют в сомнения чужие слова, уверения, что он лишь машина для убийства, а все, принимаемое им за собственные чувства, – только фантазия. Для нее всегда есть высшая цель, ему же хочется держаться подальше от придворных интриг и выбора «с нами или против нас». Предназначение, существование которого Геральт так упорно пытается отрицать, раз за разом сводит этих двоих вместе, а упрямство и неготовность идти на жертвы снова уводит разными дорогами на перекрестке.  Как долго это продлится и чем закончится? Куда еще заведут их хитросплетения судьбы?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Пожалуй, единственная просьба: берите роль из любви к персонажу и ради игры. Как на основу отношений/характеров, ориентируюсь на книги, а по сюжету уже решим сами. Связаться можно через ЛС. 

— ПОСТ —

Память ведьмака не подвела: мост действительно обнаружился в том самом месте, где Геральт рассчитывал его найти, вот только никакой радости это им не принесло – подгнившие опоры не выдержали, подломившись и рухнув в воду, и теперь конструкция осталась разве что памятником деревянной архитектуры, совершенно непригодным к практическому использованию.
- Поищем другую дорогу, - предложение было слишком очевидным, и озвучил его ведьмак лишь по привычке разбавлять свое одиночество разговорами с лошадью и самим собой.
Лютик хоть и принял новость с тяжелым вздохом, мысленно прощаясь с надеждами на теплую постель в ближайшем будущем, отметил все же, что им повезло бы куда меньше, окажись они теми несчастными, под чьими ногами мост пал смертью храбрых. Трудно было не согласиться.   
Геральт повернул кобылу кругом, оглядывая местность. Налево или направо – выбор невелик, и ничего умнее, чем выбрать более утоптанную тропинку, по которой с этого места уходили раздосадованные путники, он не придумал. Возможно, единственным отличием этих двух направлений было то, насколько большой будет гора трупов, что повстречается им на дороге, но в противном случае им оставалось только подкинуть монетку, а с судьбой ведьмак предпочитал не заигрывать, давно приняв тот факт, что чувство юмора у этой госпожи бывает весьма своеобразным, а к Геральту, казалось, у нее были какие-то особые «симпатии».
- Туда, - ведьмак повернул в ту сторону, где тропинка была шире, а в засохшей грязи виднелись отчетливый следы колес телеги. Бард и спорить не стал.
Сбавлять скорость не пришлось: для верховых, не жаждущих мчать в карьер, дорога не слишком-то уступала оставленному за спиной тракту – тем разве только, что по левую сторону от них начинал густеть лес, а по правую высились заросли камыша, подхватывая ветер мерным шелестом, и двигаться им оставалось только вперед, если ничто не заставит повернуть обратно.
Лютик бодро напевал какую-то песенку про смельчака, не страшившегося ни ревнивых мужей, ни страшных чудовищ, а Геральта то ли от усталости, то ли от природной язвительности так и подмывало поведать другу, что в такой местности чудовищ может водиться в достатке, а герой этих песен, как ведьмак знал, мог быстро растерять свою храбрость, встретив одно из них не в рифмованных строках, а в суровой действительности.
Ведьмак смолчал, и смолчал зря: за шумом, создаваемым едущим позади бардом, он едва не пропустил доносящееся от берега тихое рычание. Плотва занервничала, вскинула голову и боком пошла в пляс, добавляя своим топотом лишнего шума, – напугал ее то ли сам хозяин резкой одержкой, то ли все тот же звук.
- Тихо! – шикнул он на барда, не замечавшего никакой суматохи. К счастью, подобные команды были Лютику хорошо известны: он вцепился в повод, заставляя коня озадаченно остановиться, а мерин, чье непробиваемое спокойствие не переставало удивлять, недолго думая и отвоевав себе немного свободы от рук всадника, вцепился зубами в свежие побеги кустарника, принявшись сосредоточенно жевать.
Геральт спрыгнул с седла, заставил кобылу сделать несколько шагов, подводя к деревьям, и набросил поводья на сук, ибо сильно сомневался в преданности животного, а идти дальше пешком, когда та вздумает унести подальше ноги, ему ну дюже не хотелось.
- Слезай! – барду же очевидное пришлось подсказывать, потому как Лютик продолжал восседать верхом на Пегасе, являя собой прекрасную мишень для любого рода атаки, и если он намеревался умчаться вдаль на своем мерине при первых признаках опасности, то явно слишком переоценивал его возможности. Идеальная лошадь для того, кто любит музицировать, не сходя с седла, и совершенно негодная для быстрой езды.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

11


— JEAN GUNNHILDR —
[genshin impact]
https://i.imgur.com/sycFzbe.png
original

— ОБЩЕЕ —
Джинн Гуннхильдра — справедливый и искренний Рыцарь Одуванчик, действующий магистр Ордо Фавониус.

Как действующий Великий магистр рыцарей, Джинн серьезно относится ко всем своим обязанностям и обязательствам, связанным с этой ролью, независимо от того, насколько незначительными могут показаться задания (например, найти потерявшуюся кошку). Из-за этого Джинн часто доводит себя до изнеможения, пытаясь выполнить поручения местных жителей, что очень беспокоит ее коллег.
Ее преданность своим обязанностям объясняется двумя причинами: ее воспитанием в детстве и наставлениями Варки. Несмотря на то, что он постоянно относится к своим обязанностям легкомысленно, его расслабленный и необузданный характер способствовал ее росту. Она не выказывает недовольства его отношением, вместо этого клянясь сделать так, чтобы город стал более процветающим и гостеприимным, когда он вернется. Благодаря ее трудовой этике ее любят как жители Мондштадта, так и ее коллеги, а также отмечают другие организации. Хотя она предпочитает использовать мирные методы для решения проблем, при необходимости она без колебаний применит силу. У нее есть привычка называть Дилюка своим старшим, даже после того, как он покинул Рыцарей. Несмотря на это, она признает, что они оба разделяют одну и ту же идею защиты Мондштадта.
Она считает Веннессу примером для подражания из-за ее подвигов и того, что она оставила после себя впечатляющее наследие, и неустанно работает, чтобы сохранить ее наследие и безопасность Мондштадта. Всякий раз, когда она чувствует себя обеспокоенной или растерянной, она часто отправляется к Великому Древу.

Джин родилась в прекрасном городе Мондштадте, в благородной семье. Она была воспитана своей матерью, чтобы стать наследницей клана Гуннхильдр. Отец Джинн- Шеймус Пегг, авантюрист, прославившийся на весь континент. Приехав в Мондштадт, он стряхнул с себя пыль прошлого и начал все заново в церкви Фавониуса, занял в ней высокий пост и стал известен как кардинал Дневного Рассвета.
К сожалению родители Джинн расстались. Девочка, держась за руку матери, наблюдала, как силуэты ее отца и ее сестры Барбары растворялись в дали. Барбара пошла по стопам отца и присоединилась к церкви Фавония, став дьяконицей.
Джинн обучали всему, что должен знать рыцарь, и всем качествам, которые он должен проявлять: дисциплине, этикету и поведению, знанию истории и баллад, а также поддержанию высокого мастерства владения мечом и физической формы. Только соблюдая эти стандарты, Джин может носить мантию клана Гуннхильдр, девизом которого является: "За Мондштадт, как всегда".
Некоторое время назад в тавернах Мондштадта часто рассказывали анекдот: Гуннхильдр учится говорить "За Мондштадт, как всегда" раньше, чем учится говорить "мама".
В детстве Джин однажды подняла голову от книги, которую она читала, "Ветерок среди леса - подборка баллад", и увидела, как другие дети ее возраста радостно играют с булавочными колесами за окном. В тот момент юная Джин поняла, что значит для нее девиз ее семьи.

Сейчас, когда она поднимает голову от кипы бумаг и видит следующее поколение детей, делающих то же самое, исполняющий обязанности Великого магистра Джин не жалеет о том, что долгие годы служил этому девизу. "Вы должны отдать все свои силы, чтобы поступать правильно. Всегда".
Джинн всегда хотел сблизиться со своей младшей сестрой по крови, но не мог заставить себя ничего сказать, столкнувшись с уклончивым взглядом Барбары. Возможно, эта слишком схожая неловкость - знак того, что ее чувства разделяют.

В возрасте пятнадцати лет Джинн было присвоено звание "Рыцарь одуванчика". Рыцарь Одуванчика также известен как Рыцарь Львиного Клыка. Передаваясь из поколения в поколение, этот титул присваивается только самым выдающимся рыцарям. Титул Рыцаря Одуванчика символизирует наследие Веннессы - стойкость и доброжелательность. Стать таким же добрым и решительным воином, как Веннесса, и сражаться за свой народ и за свободу... Да, таков был истинный смысл ее простого семейного девиза.
Джинн давно стал одним из лучших фехтовальщиков в Мондштадте, но в душе днвушка предпочитает быть щитом, защищающим свободу, чем мечом, рассекающим коррупцию и тьму.
"Защищать" всегда было сложнее, чем "уничтожать".
Примерно в то время, когда ее повысили с капитана отряда до магистра рыцарей, перед ней встала огромная задача. Извне Фатуи оказывали дипломатическое давление, а внутри были предатели - товарищи бывшего инспектора. Перегруппироваться и найти способ прорваться было непростой задачей. Но Джинн смогла одной рукой противостоять внешнему давлению, а другой - повести рыцарей к разгрому многочисленных заговоров Ордена Бездны, восстановив авторитет рыцарей Фавониуса.
Джинн никогда не забудет тот момент, когда она получила свое Видение. В тот момент ей показалось, что все вокруг затихло, и она почувствовала, как ветерок обдувает ее руку. Казалось, мир померк, и остался только проверенный временем девиз дома Гуннхильдр: "За Мондстадт, как всегда".

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
У меня всего два требования: не забрасывайте роль, получайте удовольствие от игры.
Заявка – не в пару.

— ПОСТ —

Донесшийся с севера ветер был жарок и сух, точно дыхание самого огненного архонта. Стоя на крыше таверны «Кошкин хвост», Дилюк повернулся на встречу ветру и сделал глубокий вдох, в надежде почувствовать дух родины. Казалось, сейчас он стоит на самом крою света, а вокруг, куда ни взгляни простирается жизнь, бескрайнее юное будущее. В такую ясную ночь отсюда были ясно видны даже пики далеких гор, вершины, окутанные изумрудным бархатом. Родина…
Как все же сильно Рагнвиндр успел соскучиться по родному и любимому городу. Частица души Тёмного Рассвета ликовало, уже лишь от присутствия его на территории Мондштадта. Однако, вместе с этим, по какой-то причине тяжело здесь находиться. Воспоминания всплывали одно за другим. «Тут они с отцом покупали свежие цветы, на одно из дней рождений Джинн», «на соседней маленькой улочке, они с Кэйей прятались от стражи, после одно из шалостей брата», воспоминания одно за другим были по самым уязвимым местам Дилюка. Было больно вспоминать брата и отца, так что Рагнвиндр попытался отогнать от себя все мысли о былом, и сосредоточиться на настоящем.
В последнее время, враги Мондштадта не стеснялись нападать на жителей по ночам. Фатуи, так вообще, претворяются добродетелями, и не стесняясь бродили по городу так, словно они уже были здесь хозяевами. Впрочем, выглядело со стороны все так, словно, это было и правда вопрос времени. Кто знает, сколько Монд еще протянет со своими «защитничками», которые не видят дальше своего носа. Хотелось бы сказать, что его брат – Кэйа, не такой… хотя нет, подождите, не хотелось бы, так сказать. Хотелось бы сказать, что его подруга – Джинн, не такая, но увы. Рыцарь Одуванчик хоть и трудилась на благо Монда, но все равно отделаться от Фатуи не могла, или не хотела. Конечно, хотелось бы верить в то, что ей не позволяли навыки дипломата послать их в… нет, не в бездну, там они слишком хорошо себя будут ощущать… в ромашковое поле. Все же, репутация Фатуи давно их опередила, оставалось только надеяться, что, хотя бы кто-то задумался над этими слухами.


«Прогулки» по ночному городу – стали важной традицией Дилюка. Каждую ночь, он отправлялся разобраться с врагами своего родного города, не редко спасая при этом жизни граждан, попавших в беду. Официально, Рагнвиндр прибыл в Мондштадт позднее, чем на самом деле. Юноша хотел с начала разобраться с угрозами, а уж потом думать, какие приёмы ему придётся проводить по случаю своего возвращения на родину. Отец всегда говорил: «делу время, а потехе час», подчёркивая, что нужно с начала переделать все важные дела, а уж потом, можно позволить себе немного передохнуть.
Тёмный Рассвет был готов к повышенному вниманию, к своей скромной персоне. Так сказать, был готов к тому, что все будут смотреть только на него, стоит ему «официально» переступить городские ворота. Однако, все обошлось. Многие даже не соизволили кинуть даже взгляда в сторону «Блудного сына Мондштадта». Некоторые люди встретили его взглядом, но подходить не стали, без остановочной что-то обсуждая между собой.
Уловив удивленный взгляд мастера Рагнвиндра, Аделинда прокомментировала: «если бы вы прибыли немного раньше, господин Дилюк, вы бы стали новостью «номер один», однако в нашем городе появился загадочный герой, и все обсуждают сейчас только его». Вот так вот воин сам у себя украл славу, чему был очень рад. Ещё с детства его обучали стойкости в подобных ситуациях, но легче всего «не упасть в грязь лицом», это вовсе не проходить через подобные испытания. Ответил Рагнвиндр лишь лёгкой улыбкой своей собеседнице и продолжил свой путь.


Рыцарь вернулся домой ближе к вечеру, разобравшись со своими делами. Оставалось не так много времени, прежде, чем он снова отправиться на охоту. Прием, который он по долгу статуса обязан провести, был запланирован на выходные, и приглашения были уже разосланы всем тем, кого Рагнвиндр был вынужден пригласить. Будь его воля, приём был бы сделан только для Джинн, или бы вовсе не приглашал никого.
– Войдите. – Поспешно произнес Дилюк, услышав стук в двери. По началу, рыцарь подумал, что скорее всего кто-то из его наёмных рабочих постучал в двери, и поздно понял, кого могло еще привести сюда этим вечером.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

12


— STEVE HARRINGTON —
[stranger things]
https://i.imgur.com/pkGMWOg.gif  https://i.imgur.com/KXlDSz1.gif  https://i.imgur.com/ks30Gq9.gif
[joe keery]

— ОБЩЕЕ —
Барбара говорила мне, что ты - не тот, кто мне нужен. Барбара закатывала глаза на мою мечтательную улыбку и твердила, что Стив Харрингтон из тех парней, которые разбивают сердца - оказалось, в этой истории сердце разбилось не только у меня. Наши отношения начались как классическая история о школьной любви: популярный парень, его придурки-друзья, и девочка-отличница, за спиной которой только тихая подруга. По всем законам жанра, мы должны были расстаться после твоего поступления в колледж - но законы жанра не для нас, не так ли?

Someday love will find you
Break those chains that bind you

https://i.imgur.com/HI8i84B.gif

По всем законам жанра мы должны были погибнуть - как Барбара, как те, кто были после неё. Мы всего лишь подростки, понятия не имевшие, с чем нам пришлось столкнуться. Мы всего лишь подростки с извечной драмой на сердце и бурлящей в венах крови. Надпись на вывеске кинотеатра, мои пьяные заявления в туалете - в погоне от чувства вины за смерть Барб, всё это резко перестало иметь для меня значение, как и та боль, которую я тебе причинила.
Мне некогда замечать, как ты меняешься, и из эгоистичного парня, боявшегося, что отец отругает его за пьянку дома у бассейна, ты превратился в храброго парня, готового ради кучки детишек, вечно лезущих куда не следует, отдать жизнь. Мне некогда замечать, как эгоисткой становлюсь уже я.

One night will remind you
How we touched
And went our
separate ways

https://i.imgur.com/rm0qOoV.gif

Наши отношения начались как классическая история о школьной любви, продолжились же - как ужастики Стивена Кинга. Закончиться же все должно было как в страшных фильмах и историях, в которых могущественное Зло побеждает безоружных подростков. После встречи с Векной я не могу сомкнуть глаз, мои руки трясутся, и мне кажется, что я до сих пор слышу его голос - кажется, что я до сих пор там, в Изнанке, а мое тело давно переломано и изувечено.
И ты был рядом в этой кошмарной истории. Всегда.
Когда рядом нет Оди и её супер-сил, твоя храбрость становится более очевидна в моих глазах, а Робин лишь подкрепляет мои догадки тихим шепотом мне на ухо - Ты нужен мне, Стив.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Никак не прощу братьям Даффер две вещи: их переходящее из сезона в сезон желание убивать прекрасных второстепенных персонажей и то, что они недодали нам такой прекрасной пары, как Стив и Нэнси. Поэтому да, заявка в пару, в комплекте идет тазик стекла хд
Я попрошу не брать роль для галочки и не пропадать - я, может, и не самый быстрый игрок, но любитель потрепаться в личке, покидаться хедканонами, попищать с гифочек и просто поболтать о всяком. Поэтому я тебя, конечно же, не брошу, ты, главное, приходи.
Найти меня можно в гостевой или лс, только маякни, и я сразу же прибегу :з

— ПОСТ —

После пережитого в Раккун-Сити уже мало что могло удивить Джилл - честно говоря, её, служившую в армии, и до этого было сложно шокировать, но тот чертов город постарался и выложился на все сто. Увиденное шокировало более, чем достаточно, а после встречи с Немезисом нервных клеток явно поубавилось, и ей бы к психотерапевту хорошему походить, курс терапии пройти, в парке погулять или, быть может, даже съездить в отпуск куда-нибудь к тихому и спокойному морю, а не снимать маленькую квартирку в Вашингтоне и пытаться копать еще глубже, пить кофе литрами и спать куда меньше положенного.

Она спит, в лучшем случае, по пять часов в день [И то это - непозволительная роскошь, она бы и рада поспать дольше и избавиться от синяков под глазами и горы блистеров с обезболивающим, голова от недосыпа болит нещадно, но иначе не может. Иначе в кошмарах её преследует Немезис, иначе она заново переживет смерти тех, кто ей дорог, и не может им ничем помочь.] и выглядит откровенно плохо. Перед выходом из дома тщательно замазывает синеву под глазами и неизменно в кафе за углом покупает себе стакан кофе, её там уже знают по имени, а ведь в городе она меньше недели.

- Крис, я похожа на няньку? - В её тоне в начале диалога - ни капли юмора, ни капли дружелюбия, но Редфилд не был бы собой, если бы не сумел растопить сердце снежной Герды, если бы не смог всеми правдами и неправдами убедить Джилл сделать, что ему нужно.  - Редфилд, черт возьми, а может быть, ты сам приедешь и приглядишь за своей сестрой? Крис, я… Ты же знаешь, чем я занята, у самой мозги набекрень - как и чем я смогу ей помочь? - Но Крис уже не слушал. Поняв каким-то шестым чувством, что Валентайн согласна, пусть и пытается вразумить его и убедить навестить сестру, влипающую в неприятности чаще, чем чихает, Крис рассыпался в благодарностях и, не дав ей вставить и слова, положил трубку.

- Вот засранец, - резюмирует она и, захватив с собой салфетку, на которую в самом начале разговора записала адрес, по которому можно найти сестру Криса, выдвигается на улицу.

В Вашингтоне премезркая погода, и Джилл приходится плотнее кутаться в кожаную куртку. Она подумает, что надо было распаковать немногочисленные коробки с вещами, которые стоят у неё в прихожей - небольшая часть тех, которые она, еще живя в Раккун-Сити, отправила в почтовое отделение Вашингтона, надеясь сбежать туда, когда всё закончится. Брэд крутил пальцем у виска, когда помогал ей паковать коробки, и утверждал, что она слишком щепетильна и продумывает слишком многое наперёд - неприятно осознавать, насколько Викерс оказался не прав.

Лаборатория в Раккун-Сити не была единственной, но только о ней знала Джилл, только к ней вели её ниточки, которые ей удалось зацепить, и только под неё удавалось рыть тогда. Теперь же работу приходилось начинать с самого начала, буквально с нуля, и если бы не внеплановая встреча с Клэр [Для обоих сторон, хотя Валентайн хотелось верить, что ей не придется объяснять сестрице Криса, кто она такая, зачем заявилась на пороге её дома и как вообще на неё вышла. Джилл встречает курьеров, держа пистолет за спиной, и столько внезапному посетителю, какой она сама будет для Клэр, Валентайн бы, после пережитого, без разбору вынесла бы мозги], то Джилл бы уже бежала по единственной зацепке - небольшая аптека Амбреллы с удивительно огромной арендной платой и просто гигантской зарплатой для пяти сотрудников. Слишком подозрительно и больше похоже на ловушку, но разве были иные варианты?

До квартиры, в которой, если верить Крису, обосновалась Клэр, Джилл добирается чуть дольше, чем за час, холодный ветер проморозил её до костей, и она тратит несколько минут, стоя возле двери, чтобы немного согреться.

Джилл надеется, что Клэр не встретит её с пушкой наперевес, когда стучится в дверь - приходится сделать это дважды, ведь в первый раз ей, кажется, открывать не спешат.

- Если Крис не предупредил её - я его придушу, - бормочет под нос и надеется, что Клэр не так сильно похожа на своего брата и не будет действовать по принципу: “Сначала атакуй - потом думай!”.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

13


— STEPHEN STRANGE —
[marvel]
https://forumupload.ru/uploads/001b/71/3b/14/t948765.gif
[benedict cumberbatch]

— ОБЩЕЕ —
Аквариум - Человек из Кемерово
— был прославленным нейрохирургом, ушел искать себя, но нашел только Вонга.
— без Алисы, но в зазеркалье.
— квалифицированный шаман-мистик с барабанами от Yamaha и в повязке от Calvin Klein соединяет судьбы в instagram, избавляет от сглаза по SMS, бьет в бубен за вас. vip-услуги: психологическая поддержка по skype (только по четвергам).
— так себе тамада.
— а ты такой холодный, как айсберг в океане!
— на все руки молодец.
— видел четырнадцать миллионов шестьсот двадцать пять вариантов будущего и всех их посчитал.
— бесит.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
здесь могло бы быть стекло, но это ж я. хочется сложного личного. у Старка проблемы с доверием, Стефан — не из тех, кто, на первый взгляд, располагает к душеспасительным беседам. но эти оба два прошли слишком схожий путь, чтобы в итоге не понять друг друга. был бы рад сыграть вдумчивый, неторопливый пэйринг, но если душа не лежит, то останемся друзьями дело во мне, а не в тебе.
играем по событиям до Гражданки и Таноса, так что у нас есть прекрасный шанс начать все с чистого листа и сделать красивое, потому что мы ж можем лучше, чем эти все.
люблю общение вне форума, буду приставать с мемами и шутками за 300. обращаю внимание на грамотность, а вот темп игры меня не беспокоит, но увидеть пост в месяц было бы здорово.

— ПОСТ —

[indent] Они проиграли.
[indent] Они не имели на это права. Только не он. Не после Афганистана, не после Заковии. Не после того, как в сиянии прожекторов и направленных на него тысяч восторженных глаз называл себя их щитом. Все эти годы он шел к искуплению, но лишь становился причиной новых смертей. Действие рождает противодействие, так? Об этом предупреждал Вижн, именно они, так называемые защитники, мстители, анонимные герои, повинны в том, что последнее десятилетие мир корежит в агонии. И теперь за их ошибки расплачиваются невинные, став кровавой жертвой на алтаре силы, превосходящей по мощи все, с чем они кога-либо сталкивались. Силы древней, как сама Вселенная.
[indent] Он на коленях - после все этих лет борьбы с сильными мира сего, с самим собой, попыток отделить себя от тени отца, о котором в памяти остался лишь полный разочарования взгляд, режущий больнее тупого скальпеля доктора Инсена, извлекающего застрявшие в груди осколки того, что сам Старк смел называть произведением искусства. Но, кажется, один, самый крупный и острый, так и не смогли найти - он засел в сердце, особенно остро напоминая о себе бессонными ночами. Все эти годы он хватал себя за горло и вытягивал из омута растерянности, страха, отчаяния. И теперь - наконец! - он на коленях.
[indent] Но торжествовать некому.
[indent] Генератор наночастиц искрит, жжет сквозь изодранную, пропитавшуюся своей и чужой кровью одежду, пальцы загребают темный, жирный пепел, горло саднит от едкого дыма, обоженным легким остро не хватает воздуха. Он уже все это видел - в своих кошмарах. Ванда, сама того не зная, надеясь напугать его, предрекла его судьбу. Но страха не было.
[indent] Теперь не было уже ничего.
[indent] Расколотый щит. Безвольная рука кончиками пальцев касается потускневшего молота, другая - все еще сжимает треснувший лук. С тихим потрескиванием остывает металл брони Железного Патриота, ставшего для своего хозяина последней, мучительной тюрьмой. На красном не видно красного, резкие штрихи, бледное лицо, глубокие тени вокруг всегда таких огромных, горящих жаждой нового, а теперь закрытых глаз.
[indent] - Э.Д.И.Т. - хрипит Тони, боясь услышать ответ, но надеясь на чудо, - отчет.
[indent] Прижимает к груди мальчишку, растрескавшиеся губы сочатся сукровицей. Он, раб науки, никогда не верил в бога, но сейчас был готов уверовать в кого и во что угодно, если только...
[indent] - Жизненные показатели не зафиксированы, сэр. Мне очень жа...
[indent] Он сам вырывает из костюма Питера модуль ИИ, сминая его в кулаке вместе с его фальшивым - да, черт возьми! - сочувствием. Что он может знать о сожалении? Плечи Тони сотрясаются в яростных, сухих рыданиях, пока пальцы перебирают завитки каштановых волос.
[indent] - Прости меня... мой мальчик, прости...
[indent] Шорох одежды по каменным осколкам в мертвой тишине, наступившей после прокатившейся бури сражения, звучит слишком громко, заставляя Старка бережно, словно величайшее сокровище, опустить тело паренька на бетонное крошево и подняться с колен. Он идет, посекундно оступаясь, бредет как в полубреду, не осознавая, что привлекло его внимание и что, собственно, ищет, пока взглядом не натыкается на посеревшие от пыли обрывки красной мантии, в последнем отчаянном порыве пытающиеся укрыть человека в синей робе.
[indent] Старк пытается наклонится, но ноги подгибаются и снова бросают его на колени. Он хватает Стрэнджа за плечо и переворачивает лицом вверх - тот еще жив, взгляд с трудом, но фокусируется на нем самом.
[indent] - Ты говорил, есть шанс. Скажи мне, что это он, - сипит Тони почти беззвучно, пальцы неловко перебирают ткань воротника, нащупывая складки ткани, вцепляясь в них, встряхивая чародея. - Скажи... ты, сукин сын. Скажи мне! СКАЖИ МНЕ!
[indent] Стрэндж кашляет, отхаркивая кровь вместе с какой-то маслянистой темной жижей. Превозмогая боль, криво улыбается в последний раз.
[indent] - Если скажу - не сбудется.
[indent] Стивен затихает в его руках. Тони, запрокинув голову, смотрит на вновь сгущающиеся тучи над головой, усилившийся ветер сносит в сторону вонь дыма и гари. Он понимает - это эндшпиль. Конец. Финал.
[indent] Встает. Вопреки всему, встает. Снова и навсегда. Закрывает глаза - и считает.
[indent] Раз. Дрожит под ногами земля.
[indent] Два. Воздух наливается запахом металла и тяжестью, словно свинцом.
[indent] Три...

[indent] Визг тормозов ударяет по ушам так, что становится больно. Чьи-то испуганные вскрики, встревоженные ахи, беспорядочная ругань. Он падает, когда чьи-то руки дергают его в сторону, и распахивает веки. Незамутненное солнце слепит воспаленные глаза так, что сложно рассмотреть окружающих его людей - смотрящих с беспокойством, спешащих, раздраженных.
[indent] Живых.
[indent] Тони садится, ощущая тепло нагретого полуденным солнцем асфальта и потеряно наблюдая за тем, как кричащий на него водитель такси поднимает стекло и газует. Теплый ветер мягко перебирает волосы, ссадины на лице припекает и пощипывает. Он с наслаждением вдыхает воздух, наполненный  смесью запахов хот-догов из ближайшей лавчонки и выхлопных газов. Слышит встревоженный голос, с тупым упорством спрашивающий, не нужен ли ему доктор.
[indent] Нужен. Но его не вызвать через 9-1-1. У него получилось. У чертова мага - непонятно как - получилось!
[indent] Тони поднимается на ноги, опираясь на почтовый ящик, оглядывается, обращая внимание на таблички с названием улиц, прикидывает что-то в уме и начинает пробираться сквозь столпившихся вокруг него людей. Уверенно берет курс, сначала заметно прихрамывая, потом - почти бегом. Мысль, что они все-таки победили, придает сил.
[indent] - Минус сто пятьдесят очков Гриффиндору, - на одном дыхании выпаливает Тони, когда старинная винтажная дверь с бронзовой ручкой отворяется перед ним, и буквально падает в полумрак прихожей Санкторума. - Ты, - черный от копоти палец уперся в грудь Стивена, - со своими секретами и вселенскими тайнами. Ты бесишь. Если ты еще раз... я заставлю тебя пережить все, что пришлось пережить мне.
[indent] Тони ведет, заставляя покачнуться, на мгновение темнеет в глазах, и ему невольно приходится ухватится за воротник монашеского одеяния Стрэнджа, чтобы устоять на ногах.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

14


— CADASH —
[dragon age]
https://i.imgur.com/p0EidP1.jpg https://i.imgur.com/x9AJYbW.jpg
[original or u choice]

— ОБЩЕЕ —

Вы — бескастовый "наземник", каких не привечают ни среди гномов, ни среди большинства людей. К тому же вы состоите в Хартии — преступной организации, контрабандой вывозящей из-под земли магическую лириумную руду. Родившись в жестоком криминальном клане Кадаш, вы провели всю свою жизнь на улицах разных городов-государств Вольной Марки. Потом вас послали шпионить на церковный конклав... и тут все изменилось.

Кадаш из наземной касты торговцев лириумом - как можно сказать официально. Кадаш из той семьи рекетиров и контрабандистов, что воюют на своем черном рынке за влияние среди таких же семей. Фамилия, что для знающих говорит о многом, как о навыках, так и о связях. Инквизиция очень внимательно смотрит на такие связи, столь молодая организация не может так просто выпустить из своих цепких рук столь яркий экземпляр. Кадаш знает, как пахнут деньги и где их в определенный момент станет еще больше, так что в этой игре подыгрывает. В конце концов, если всех все устраивает, то к чему играть в благодетель? Ах ну да, там еще вроде как мир нужно спасти, но за этим к главным героям.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Наш каст драгонаги считает, что для полного инквизиторского бинго нам не хватает только Кадаш. К тому же кто-то должен обладать той самой единственной клеткой мозга на всех, которой и будет активно пользоваться. Да я представляю нашего дворфа аки воротилу криминального мира, но если у вас будет другое видение персонажа, то мы только за. Девочка/мальчик какая в жопу разница, выбор класса и тяжелого прошлого-будущего, все это полностью на вашей фантазии, как и какие-то детали био, которые покажутся вам наиболее интересными. Приходя сюда вы получается нашего Инквизитора в виде начальника, того еще разбойника и Робин-Гуда с большими грустными эльфийскими глазами; нашу Адаар с ее большим мечом и сердцем о как я загнул, а еще меня в виде мага-малефикара что несомненный плюс и не обсуждается. В общем Тедасу лучше спастись самостоятельно, просто из чувства самосохранения. 

— ПОСТ —

В Скайхолде всегда было очень шумно, гомон множества голосов, лязг тренировочных тупых мечей о погнутые перелопаченные доспехи, в которые облачают всех, кто так отчаянно желает служить в Инквизиции. Мир изменился и об этом свидетельствует хотя бы то, что Макс теперь был на свободе. Относительной. Теперь его связывали обязательства и клятвы, которые он в свою очередь дал не за просто так, но, в отличие от того же круга, Тревельян готовы были отпустить в любой момент на все четыре стороны, даже не смотря на то, что он сам по себе являлся магом.
Но он никуда и не шел по одной простой причине - некуда было.
Что у него было вне круга, если так подумать. Семья? Известная фамилия, единственная причина, по которой храмовники не особо шпыняли его в свое время, а окружающие учителя относились более мягко, родители отсылали достаточно "безвозмездной помощи", чтобы рыцарь-командор их круга не позволял своим людям слишком сильно расходится. И все-таки семья представляла из себя незнакомцев, которых он до этого никогда не видел, не помнил просто-напросто. Кто-то из магов постоянно говорил, что может припомнить лица родителей или их голоса, Максвелл же вместо этого белый лист перед собой видел. Легче было бы уже сказать, что у него этой самой семьи и нет, а то что фамилия известная, так это так... мало ли.
Усевшись на край колодца, Макс подобрал под себя одну ногу, листая одну из пыльных книг, которые он обнаружил в дальней комнате, полной паутины и пыли, в которую уже пару сотен лет так точно не заходили. Увы, вместо интересного чтива о загадках места, что подпирает небо, он листал книгу бух учета, причем далеко не эльфийскую, а более приземленную и написанную на известном уже всем языке. Кто бы тут до них не обитал, он явно имел очень серьезные проблемы с поставками продовольствия, из-за чего, похоже, крепость в итоге и покинули.
Логистика.
Макс щелкнул языком. Войны выигрываются умением планировать, а затяжные противостояния вроде того, что сейчас у них происходит, и подавно. Один из его учителей-чародеев постоянно говорил, что не в одной лишь магии преимущество, наоборот, в их случае - это только лишь минус, за который постоянно будут цепляться как за оттопыренный на заборе гвоздь. Нужно научиться быть большим, чем просто уязвимым к тени магом, способным случайно вырезать все свое окружение на фоне одержимости. Он должен, обязан, демонстрировать качества, которые сочтут полезными, даже если он сам считает их крайне скучными.
Максвелл ощущает над ухом тяжелое дыхание и как раз вовремя поворачивает голову, острая морда с твердыми наростами тычется ему в плечо, пытается дотянуться своими острыми зубами до желтых пропахших плесенью страниц, явно решив, что это нечто вкусное.
— Уйди! — Тревельян пытается отбиться от своенравного драколиска, что щелкает зубами, вытягивая блинную тощую шею. Максу очень хочется посмотреть в глаза тому умнику, что при виде этого порождения тьмы решил, что на него можно накинуть седло и обкатать.
— Ногами казенное не пинай! — недовольно ворчит конюх, показав свое лицо из-за стоил, которые до этого упорно вычищал.
— Пусть твое казенное не пытается меня сожрать! — Макс стучит корешком книги по носу и драколиск, наконец, решает, что еда такого не стоит, отходя от человека и ища себе новую жертву в качестве главного блюда. Макс нервно трясет головой, заправляет выбившиеся пряди темных волос за ухо. Это слишком шумное место, тут никогда нельзя остаться полностью одному.
Чем-то напоминает круг.
— А, милорд Инквизитор. — Он довольно машет рукой при виде знакомой фигуры. Этикет заставлял обращаться к вышестоящему по званию со всей учтивостью, но рядом не было никого, кто бы мог ему за это всыпать, а сам эльф, насколько успел понять Макс, не особо стремился быть важной шишкой в человеческом обществе. — Собираетесь вновь вершить великие дела на просторах нашего необъятного континента? И даже меня с собой не возьмете?
Шутки шутками, но Тревельян сам себя пытается убедить, что за высокими стенами морозной крепости ему вовсе не так уж и скучно... что он готов начать выть.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

15


— DANIEL SOUSA —
[marvel]
https://i.ibb.co/y8mvH3c/tumblr-136363ef998e7e2e8bbb61d2d498fc40-ae9a3bf3-250.gif https://i.ibb.co/dJcwrZY/tumblr-71e8898ddd4aa23c59ca2c803836f56b-b2bec130-250.gif
[enver gjokaj]

— ОБЩЕЕ —
[indent] Ты хороший человек, Дениэл, и это твой самый большой недостаток.
[indent] Суза болезненный сгусток самоиронии и стук металлического костыля о деревянный пол; аплодисменты в кафе, лишь за то, что вернулся с травмой, а не потому что вернулся живой. Мертвым этому обществу предпочтительней - так проще давать награду за героизм.
[indent] Ты, действительно хороший, оттого неприятней видеть в твоих карих глазах разочарование; болезненней знать, что ты думаешь, словно я купилась на очарование Говарда Старка, как сотни легкомысленных девиц, что проводят вечера с ним. Ты, действительно ничего обо мне не знаешь, Суза. Тебе предпочтительней считать меня легковерной барышней в беде, сколько бы раз ты себе не доказывал, что я стою десятерых агентов в этой проклятой конторе.
[indent] Тебе бы милую девушку, Суза, в белой форме медсестрички, как ту, что ты нашел в Лос Анжелесе - потому что будем честны, Дениэл, ты меня не вывозишь.
[indent] Если ты в свое время совершил такую же ошибку, что и я, посмотрев 7 сезон агентов ЩИТа, то добро пожаловать в клуб, где отрицается большая часть из показанного.
- мне нравится мысль, что Суза, после того как СНР упразднили перешел в ЩИТ потому что он очень крутой агент, которого ни одна гос. структура Америки не заслужила. Кроме ЩИТа, естественно.
- мне очень даже нравится, что он остался на побережье, так как в сорок шестом был назначен главой филлиала в ЛА, тогда еще научного резерва.
- мне очень не нравится, что они сошлись после дела в городе ангелов, просто потому что Сузе нужна женщина, что будет о нем зботиться, которая принесет печенье на работу и позволит ему ее защищать;
[indent] в конце концов не все то, что мы любим, это то, что нам нужно.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
[indent] Да, это веха сороковых, чулки со стрелками, каблуки и шляпы. Мужчины, что считают себя незаменимыми и отвратительный сексистский юмор, от которого, признайся, Суза, у тебя тоже сводит скулы. Очень жду Сузу, чтобы расставить все точки над нужными буквами и открыть новую веху взаимоотношений. Не в пару, просто потому что Пегги никогда не будет дамой в беде и Дениэл для нее слишком хорош. Если захочется поиграться в песочнице современности, тащи свою сову, у нас есть свободный глобус. Не ограничиваем в пожеланиях, но настаиваю, чтобы имел представление, что делать с агентом на любой территории. О нас в общих чертах: больше киновселенная, посты можно меньше, но чаще раза в месяц. Буковки желательно большие, русский язык не забываем, исключаем цветной заборчик из шрифтов. Очень жду, ведь приключения никто не отменял.

— ПОСТ —

[indent] Спустя прожитые десятилетия Картер знала наверняка - этот мир не менялся никогда; имела ли она право говорить подобное, пожимая плечами в очередном, не имевшем логического завешения, как собственно и смысла, споре,  предпочитая оставить за собой последнее слово? где-то в коридорах конторы, которую когда-то сама же  возвела на руинах, что остались от стратегического научного резерва - под недовольный шепоток власть имущих -  в вас больше нет нужды, война окончена, Капитан - обращение, что спустя годы все еще резало слух, презрением, скрежетом плотно сжатых зубов, что с трудом скрывалось под угрозой получить поставленный удар справа, аккурат в челюсть. Вот, только, Пегги знала - война никогда не закончится; ни в сердцах и умах людей, способных ее развязать. И пока она идет - стране будут нужны свои герои;

[indent] По правде говоря - всегда были нужны - те самые, которых держава пускала в расход, не считаясь с потухающими звездами в глазах простых солдат, что принимали на веру чужой героизм и шли за него в бой, умирая. Она знала такой взгляд, он был у большинства в ее окружении, после известия о героической, несомненно, но трагической смерти Капитана Америка, когда подбоченясь, опираясь на винтовку Дуган искал ясными голубыми глазами, скрытыми рыжиной хмурящихся бровей, ее взгляд, словно ища подтерждения совершенно не остроумной шутке, а потом сцеплял зубы и шел вперед - каждый божий день выполняя приказы на территории Европы. Потому что никто не знал Европу лучше, чем 107 й пехотный. Лишь поздними вечерами у костра бросая еле слышное, даже для нее - я, тоже, по нему скучаю. И черт подери, как Пегги Картер его понимала, и дело тут было даже не в свалившихся на когда-то хрупкие плечи обязанностях, под шутки Говарда о том, что каблуки ей больше не нужны, попытки доказать, что несмотря на трагедию каждый из них все еще в строю.

[indent] Потому что такой же взгляд она видела в отражении мутного зеркала, где-то в перерывах между нескончаемой вереницей парней/мужчин, что были готовы занять место Капитана на теплящихся еще углях программы "возрождение", под недовольное ворчание Старка, с которым, вобщем-то, Пегги была согласна, хоть ее и не спрашивали, потому что: что ты тут вообще забыла Картер? Каждый из них мог стать отличным Капитаном, потому что уже был прилежным солдатом, исполняющим приказ, а именно такие и нужны были государству, - отличные солдаты, но не один из них не был Стивом Роджерсом. Потому что Стив в первую очередь был хорошим человеком. Этого не хватало ни тогда, ни сейчас.

[indent] Спустя десятилетия жизни это, казалось, ощущалось острее, где-то между окончанием второй мировой и развязанной холодной войны, пока бюррократы и чинуши видели в ней лишь трату драгоценного ресурса, а за спиной все чаще звучало - посторонись Картер, теперь этим займутся мужчины: словно она уже не превзошла каждого на добрую голову с их увешанной орденами и медалями грудью, даже без этой проклятой сыворотки доктора Эрскина; словно она не была успешным агентом резерва, а ее заслуга в войне была значительно больше, нежели быть девушкой Капитана Америки; словно единственная рука, что была протянута ей в помощь, с кривой улыбкой на губах и запоздалым, мне важно, что думаешь обо мне ты, не была извинением от Говарда Старка - попыткой сделать этот враждебный к нему/ней мир более лояльным.

[indent] И с каждым прожитым годом, а особенно последние несколько лет, становилось все сложнее игнорировать отчеты, письма с пометкой: что ты об этом думаешь? Отмахиваясь фразой растянутой на добрые года - ты забыл, я на пенсии. Какая к черту пенсия, Картер? Потому что времени на подумать в американской глуши у Пегги  было предостаточно; потому что с каждым годом все меньше становилось понятного мирового, где самым страшным кошмаром был - сумасшедший ученый, а все чаще между строк встречались угрозы межгалактического масштаба; Пегги Картер все чаще хмурилась, ловя  себя на мысли, что где-то они упустили нечто важное, раз после войны так и не научились жить мирно.

[indent] Наверное, именно поэтому, было так просто сорваться с места, покидая тихую гавань, которая только на словах была американской мечтой, получив совершенно не уставное: нужно, чтобы ты прибыла в комплекс. Как давно она не получала подобных сообщений? Год, два, казалось так сходу и не вспомнить, даже, если захочешь. Ложь, почти что выверенная, - помнила все и всегда, где-то между очередным сообщением, что бездушный голос автоответчика предлагал оставить на телефоне директора.

[indent] Для многих в организации Пегги Картер была почти мифом, далеким пережитком истории зарождения, именем  нарицательным, черно-белым портретом без инициалов, на стене старого бункера,  что давно перестали использовать даже как хранилище, надгробной плитой на военном кладбище - стоит отдать должное - похоронили с почестями. И чем меньше призраков слонялось по коридорам под покровом ночи, когда из бодрствующих оставалась лишь ночная смена, да с десяток предусмотрительно отключенных камер на запасной лестнице, за которые кто-то завтра, естественно, получит по шее, просто потому что так надо - тем лучше. Пегги давно перестала стараться понять методы управления, которые практиковал Фьюри, пока организация исполняла возложенные на нее обязанности, а сама Пегги могла быть стирающейся со страниц историей.

[indent] Шаги ее отдавались эхом по пустынному коридору, давно уже не сопровождаемые чеканкой каблука, но все такие же резкие, с выправленным разворотом плеча, словно, стоит ей повернуть за угол и она снова наткнется на агента, что не упустит случая указать Картер на ее место;
вот только за углом не было агента, хотя в первую секунду действительно казалось, что умудрилась нарваться на охрану - слишком расслабилась, что даже не услышала чужих шагов - быть такого не может; вторая выбивала из легких воздух, словно пропустила удар поддых и теперь старалась втянуть побольше с шумом и тошнотворным привкусом желчи во рту, с тянущейся к кабуре рукой, даже если это не было осознанным - инстинкты срабатывали быстрее, нежели сознание, пытающееся зарегистрировать происходящее, даже если казалось, что оно вот-вот ускользнет.

[indent] Пульсирующей в висках мыслью, в которую совершенно не получалось поверить, где-то между сорвавшимся с губ - Стив? - болезненным, на издохе, словно не было прожитых лет за спиной, а перед ней все еще система связи с валькирией. Ей не стоит себя так обманывать. Голос ее застряет хрипом в горле,  оборвавшейся внутри действительностью, что ухала куда-то под ноги с грохотом разорвавшегося снаряда вот тут, прямо под самым боком, недалеко от палатки, когда в ушах еще долгое время звенело, а полевая медсестричка, та самая или такая же - не разобрать, которую раскручивали по радио, в историях про Капитана, в сорок шестом, с именем натянуто неблагозвучным, настолько похожим, что с трудом удавалось избежать этих все знающих взглядов, сдержать толи позыв рвотный, толи раздраженный вздох - Бетти Карвер, кричала о том, что нужно уходить - нечего сидеть на влажной земле; Вот только земля уходила из под ног. И тогда и сейчас. А сжатые на рукояти пистолета, что так и не вынула из кобуры, пальцы мелко дрожали - уже и не вспомнить, когда такое было в последний раз. Пегги Картер всегда знала, что этой стране нужны герои, лучше мертвые, чем живые, но конкретно на этого человека похоронка была подписана слишком давно.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

16


— Zhong Li (Morax) —
[genshin impact]
https://i.imgur.com/syr9Hhnm.jpg https://i.imgur.com/7J53Zdgm.jpg https://i.imgur.com/ugZuZLom.jpg
[original]

— ОБЩЕЕ —
- Некоторые из звезд, что мы наблюдаем на небосводе, погасли уже много веков назад. Но их свет был настолько ярким, что мы до сих пор видим его.

Тарталья запрокидывает голову и смотрит в небо. Он стоит спиной к пристани, оперевшись локтями на невысокие перила, и то и дело едва заметно жмурит глаза: в Ли Юэ мягкий климат, непривычно теплый для дитя Снежной, но поздними вечерами на набережной иногда вот так задувает щекотной прохладой под воротник.

- И как понять, какие из звезд мертвы, а какие - нет?

- А никак, - ему коротко улыбаются, кажется. Стоя рядом, но только лицом к воде, и скашивая в его сторону взгляд, рассматривают, как он сам вглядывается в ночное небо: с любопытствующей заинтересованностью. Но если сам Чайльд просто пытается предположить, угадать, свет каких из звезд не более, чем застывшее в миллионах миль воспоминание о них же, то что господин Чжун Ли осмысляет на его счет - загадка. Не менее сложная, чем та, о которой они говорят. - Это красивая, вечная тайна.

   

Они знакомятся на втором месяце пребывания Тартальи в Ли Юэ. И через пару лет он будет сам над собой отнюдь не весело смеяться: вероятно, нелепее и эпичнее знакомства смертного человека и Архонта еще в истории не было. Но тогда он лишь слабо вздрагивает: когда стоя перед прилавком с уличной едой, каким-то образом пропускает момент приближения к себе столь явного, что все сказанное можно не только услышать, но и буквально почувствовать кожей.

- Не советую вам брать куриное тофу в этом бульоне. Блюдо выдерживают на пасте из заоблачного перца - для не привыкшего к кухне Ли Юэ иностранца оно может показаться слишком острым.

- Я люблю остренькое, - Чайльд пожимает плечами и конечно же берет именно-тот-тофу. - Но спасибо за предупреждение.

- Позвольте полюбопытствовать, почему вы не обедаете в Глазурном павильоне, как большинство гостей страны?

- Потому что я хотел пообедать на набережной: виды на море в порту потрясающие. Так-с. Рад был не_знакомству и… - Одиннадцатый Предвестник оборачивается только сейчас и…на мгновение забывает, что хотел сказать. Он сам себе толком так объяснить и не сможет: не о глаза же цвета кор ляписа вот так споткнулся взглядом. Но от еще не знакомого мужчины в строгом национальном сюртуке как в лицо дыхнуло какой-то невероятной силой.

- Меня зовут Чжун Ли. И, если вы не станете сильно возражать, я хотел бы составить вам на обеде компанию.

- Я… А я - Аякс. Но, - он мелко трясет головой, сбрасывая секундное наваждение, и миленько улыбается. - Лучше зовите меня Чайльдом. И, конечно, без проблем, в особенности если вы расскажете мне пару занятных историй - пойдем от великого к малому - о Гео Архонте, к примеру, хаха.

Бульоном из тофу он давится, кстати, с первой ложки. Кашляет в кулак мучительно, краснеет - градус остроты и впрямь лютый, - дышит с присвистом. А ему просто протягивают бутылку молока, купленную все на том же прилавке парой десятков минут ранее. Чайльд предложил взять нечто более полновесное для обеда, предложил даже заплатить, не проблемка, мол, но новый знакомый категорически отказался. Собственно говоря, за молоко, которым просто спасают ему жизнь, хаха, он таки и заплатил.

Со временем оказывается, что господин Чжун Ли знает истории не только про Гео Архонта - тот словно бы знает все и обо всем. Ему рассказывают об истории становления власти Цисин - Аякс в ответ уверяет, что баня, это очень весело.

   

- То есть, некая группа людей запирается в сильно разогретом помещении, бьет друг друга сырыми вениками, а после - нагишом выходит на улицу, чтобы лечь в снег?
- Все верно, хаха.
- Это один из самых странных культурных обычаев, о которых я когда-либо слышал.
- Сказал тот, на чьей родине придумали форменное издевательство в виде палочек для еды, агась.

   

Тарталья не знает в какой момент, но это знакомство, переросшее в традиционные совместные три из семи завтраков, порядка парочки обедов, и не менее половины ужинов на неделе, в беседы и жаркие дискуссии, в прогулки как по улицам и набережным Ли Юэ, так и далеко за пределы города, к знаковым местам и просто красивым руинам - о да, на чужбине это знакомство становится попросту отдушиной.

Он не спрашивает о чужом возрасте - на вид господин Чжун Ли старше его лет на десять-пятнадцать, хотя по ощущениям порой и вовсе на пару веков, - но продолжает обращаться на “вы” и с какого-то времени зовет “сяншень”, на местный манер. Его до глубины души потрясают эрудиция и широта кругозора. А еще в эту душу западают забавные странности: начиная от систематически пустого кошелька (хотя он наводил справки, по меркам Ли Юэ это весьма состоятельный человек) и заканчивая категорическим отказом даже немножко поговорить за силу, бои, Глаза Богов и прочее.

Чайльд начинает так часто искренне и приязненно, без единой тени фальши улыбаться, сколько улыбался разве что младшим дома.

Наверное, именно поэтому, когда каждый из них по итогу вскрывает карты, ему до такой одури, с такой зверской силой гадостливо и погано.

И вроде бы как охотой за Сердцем Бога занимался он, а предали по ощущениям тоже именно его.

Наверное, - думает Тарталья, стоя на корме собирающегося отплывать в Снежную корабля, - все дело в том, что лично для него господин Чжун Ли и Моракс никогда вязались в единый образ. В то время как он сам с этими своими завороженными глазками и дружелюбными улыбочками у другого всегда был как на ладони.

   

- Ждешь, что Гео Архонт явится на пристань помахать тебе ручкой на прощание? - Синьора опирается бедром на борт палубы.

Ей сложно удержаться. Она предпочитает думать - ей претит, ее раздражает это ребячество Одиннадцатого и игры в обиженного ребенка. Дефрагментация информации - залог успешного выполнения любого приказа, они оба свою роль для того, чтобы Сердце Бога отплывало сейчас на этом же корабле в Снежную, сыграли как по нотам.

Предпочитает думать и - когда он переводит на нее взгляд - осознает, что нет, ее так люто выводит из себя вот эти глаза щеночка, которого якобы ни за что ударил и вышвырнул на улицу любимый хозяин.

- Пошла nahuy, - мрачно огрызается Тарталья и отворачивается обратно к пристани.

И, если честно, да, он вот именно, что этого и ждет.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Судя по тому, как я расписался (а еще и расчувствовался в процессе) с заявкой можно же понять, насколько сильно я хочу господина Чжун Ли на поиграть, хаха? Я правда считаю его одним из ключевых персонажей в становлении Тартальи как личности с определенного момента, а еще до боли в сердечке люблю их взаимодействие. Играть здесь можно бесчисленное множество сюжетов: как разнообразив те два года в Ли Юэ (и чаи попить можем, и в Разломе заблудиться) или прописав каноничные события (там просто ТАКИЕ моменты, которые чертовски хочется показать с изнанки восприятия, ей богу), так и в будущее глянуть (у меня тут с определенного времени на попечении полуживая женщина, которой нельзя обратно в Снежную, надо ж ей где-то отлеживаться, а в Ли Юэ такой славный климат, хаха).

Играть с Мораксом готов как в парочку-троечку, так и ловя надрыв и зверский кайф на совершенно иных сантиментах. В первом случае стоит учитывать, что у моего Тартальи претензии на гетеросексуальность (да-да, и такое бывает!) и шашни с Синьорой, но, как говорится, а когда б мы были за моногамию? Эгоцентрично считаю, что в данном случае это настолько полярные чувства и привязанности, что недолюбленным не останется никто, хаха.

Ну и по стандарту: сам я мальчик в написании постов шустрый, обычно пишу раз в день-два-три и по 4к+, однако, спокойно подстраиваюсь под более размеренный темп. Внеигрового общения не требую - все по желанию. Но если таковое есть: и за хэдканоны, и за прочее, и даже побегать в Геншине (конечно, blin, побегать, сказал я, обитая на Америке) с легкостью.

Как говорится, с заочным обожанием, ваш милый рыжий русский мальчик, сяншень. <З

— ПОСТ —

Как он вдруг решил признаться: неловко оказаться посреди полного зала тех, кто всегда будет с маниакальным стремлением отыскивать твои слабости и пытаться поставить тебя на ступень, что многим ниже занимаемой ими самими, в танце, о котором ты и слышал-то украдкой, не то что бы знать хотя бы пару движений? Хаха. Да что он - оказывается - вообще знает о неловкости.

На самом деле нет никакого “вдруг”. И никакого двойного дна. Тарталья не умеет признавать свою немочь только на поле боя - того, на котором ты всегда с клинками наперевес и в шаге от поражения (гибели), противника или же своей собственной. И хотя сейчас мозаичный пол зала приемов мало чем отличается от оного - в его системе внутренних координат оно совершенно точно не стоит того внимания, того значения, которым по неведомой причине принято одаривать. Уймись у него внутренняя благоговейная дрожь от посвящения в новый титул всецело - ему бы ничего не стоило под первые незнакомые ноты развернуться лицом к (не)благодарной публике, развести руками и объявить: а можно, дескать, другого кавалера для леди? А то я опасаюсь в ногах запутаться и истоптать той наверняка изящные пальчики под носками туфель.

В конце-концов, он, пусть и весьма иронично названный для них всех, проживших с пару тройку, а то и десяток его жизней, ребенком, не танцор (и не шут, хаха). Его взяли в ряды Предвестников как бойца (а еще дипломата, манипулятора, провокатора и так далее по списку). И кто-то правда что ли ждет, что он обязан оказаться хорош в танце? Ее Милость точно нет. Царица явно ожидает от него, что если танцу за пределами скрещенного оружия вдруг нужно будет обучиться во благо интересов Фатуи - то он обучится. И быстро. Вот и все.

Она выдыхает - он вдыхает. Тоже чуть резче ожидаемого. И смешливо и якобы бесхитростно фыркает (как будто бы в легких успевает осесть остро-пряный запах чужих духов, что-то с нотками сухого и разогретого на солнце, а, может, уже и вовсе тлеющего изнутри дерева):

- К примеру, женщины гораздо более самолюбивы? Самолюбие порождает чувство безнаказанности. А это опасненько, - не менее опасно, чем ощущаются “шажки” чужих пальцев с острыми (такими можно разодрать пару-тройку сонных артерий играючи, кажется) коготками по собственному плечу. - В Предвестники что, идут за прощением? Уверен, что если в глазах той, что может принимать решения, тебе вдруг не посчастливится оказаться дурой, а мне - глупцом, то никакой скидки на то, что ты носишь корсет и юбки, а я - нет, не будет. Да и знаешь… Не смогу прожевать - проглочу так. И либо подавлюсь, либо выплюну. Зависеть будет от того, что именно попало в эти зубки.

Тарталья этими самыми зубками и клацает тихо над чужим ухом. Прежде чем они-таки уходят в танец.

Бездна его побери (снова, хаха), но это во сто крат сложнее, чем прицельный выстрел в десяточку с расстояния в полсотни метров. Аякс как просто юноша искренне надеется, что не сжимает руки на ладони и талии леди слишком сильно - он кошмарно сконцентрирован и сосредоточен на всех ее полунамеках и движениях-уловках, на удивление, позволяющих и впрямь самому двигаться так, будто он точно знает, что делает.

Жест-шаг-вдох-ритм. И никакого такта, если вдуматься.

Синьора забрасывает ему ногу на бедра - и он ловит себя на том, что спускает руку с ее поясницы ниже. Сам себя оправдывая в тот момент: всего лишь для устойчивости. Ведь центр тяжести чужого тела смещается. Жаль, от досадливого прищура, когда пальцы таки мажут по коже в отвратительно откровенном разрезе на бедре, оно не спасает. Аякс не хотел бы позволять себе лишнего - он просто не считает, что имеет на это право ( как и время, как и желание).

Хотя короткие рыжие волоски на загривке все равно поднимаются дыбом, под аккомпанемент хлесткого звука; чужие светлые волосы проходятся самыми кончиками по мраморному полу как плетью из замаха. Тарталья слышал, что одним из арсенала своих оружий Восьмая кнут и держит. И теперь никак не может отделаться от навязчивого желания глянуть одним глазком, как та с ним управляется.

На пол между тем названная Прекрасной леди в том числе сползает каплей ртути - такая же смертоносная отрава. Ее в какой-то момент Одиннадцатый вздергивает не законченности, не апогея красивого танцевального движения ради - ему просто вот теперь-то откровенно неловко. Не потому что в касаниях к ногам, от колен и по направлению к бедрам, есть нечто неприличное (это же танго, о котором он ничего не знает, хаха). Аяксу несвободно от россыпи едких мурашек по предплечьям и даже стеснительно от слабого и теплого давления внизу живота.

Какое, blyat’, фиаско.

Танец заканчивается, остро режет по слуху финальными высокими нотами гипнотической (кто это вообще придумал? Сама Бездна, не иначе), а он думает: я не готов. Точно также, как и начинать, вот так резко обрывать оный - со странным чувством душной неудовлетворенности.

Хотя, может, это в зале просто жарковато, людей (и нелюдей) то сколько, хаха.

- Миледи умеет быть щедра на комплименты? - он посмеивается, старательно перемежая свое привычное и беззаботное веселье с едва заметно, но сбившимся дыханием, и смотрит прямо. Что, в общем-то, фатальная ошибка. Ведь в отличие от легкой и раздражающей тесноты в самом себе, не ощутить, не понять никоим образом, что зрачки у него успевают сожрать с треть небесно-голубой радужки, расширившись. - Вот уж не думал. Позволишь?

Красивый жест хорошего тона: когда Тарталья ту ее ладонь, к которой вернулся придерживающим жестом собственной руки, тянет ближе. Это не поцелуй, нет, поцелуй бы стал кошмарной и обесценивающей слишком многое из этих маленьких и незначительных побед (а он правда считает, что только что справился с весьма сложной задачкой; как там говорит Тоня, с задачкой со звездочкой?) пошлостью. Это этикет. Сухое касание к тыльной стороне. Благодарность юноши ко вниманию леди.

Только вот во время этого прикосновения Тарталья в кой-то веке перестает улыбаться. Он смотрит - взгляд ложится на чужое лицо как будто снизу вверх - с кристально ясным осознанием: женщина перед ним чертовски опасна.

Хотя и еще до конца не понимает, почему именно.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

17


— NATASHA ROMANOFF —
[marvel]
https://i.imgur.com/78VswHW.gif
[scarlett johansson]

— ОБЩЕЕ —
Будапешт правильно произносится через "Ш"!
Профессиональная сваха. Устраивает личную жизнь всем и каждому, но сама почему-то до сих пор остаётся в гордом одиночестве.
Имеет претензии к бикини.
Настолько крута, что делает из большого зелёного Халка маленького стеснительного (и чаще всего почти голого) Беннера.
Вечно на дороге подбирает какие-то ископаемые.
Знает 1000 и 1 способ убить мужчину самым неожиданным способом. И последний "1" как-то связан с бедрами.
Рыжей лучше, чем брюнеткой и блондинкой.
Самый мультизадачный Мститель.
F is for Family. Или краткий курс лекций о том, как свить себе гнездо в доме категорически любого сотрудника и расстроиться, когда твоим именем не назвали очередного ребёнка.
Если вы не были в неё влюблены, значит вы ничего не понимаете в женщинах.
Лучше не мешать ей работать.
"Валяй, будет весело!"

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Наташ, ты спишь? Наташ, уже шесть утра, Наташ. Вставай, мы там всё уронили. Вообще всё, Наташ, честно.
Таймлайну хана. Умирать не надо, мы отменили и Щелчок, и Таноса. И вообще у нас разгул ГИДРы, полная вакханалия, но можно и без вакханалии, потому что у нас мультисюжет и можно вообще всё. А в альтах можно совсем всё, Наташ. В смысле, пойдём, Наташ, очень надо.
Канон у большинства участников каста - MCU, но можно и с комиксами миксить. Или без комиксов, если ты их не уважаешь. Мы тебе всё простим.
Из требований вот так: хотим посты от 2,5К знаков, грамотность хотя бы на крепкую 4, никакого лапслока, "прыгающих" шрифтов и текстов от первого лица. И да, мы не выделяем прямую речь тегом bold. Играем довольно активно, так что скучно однозначно не будет.
Важно! У нас есть игроки с разным темпом игры: кто-то может отдать пост в тот же день, кто-то пишет раз в пару недель, но хотелось бы, всё таки, темп больше, чем один пост в месяц. Призываем в каст игрока активного, не стесняющегося заносить собственные идеи и цепляться за наши; обязуемся любить, холить и лелеять.
PS Тони просит его не бить. Хотя бы по голове.
PPS Зимнему некому налить водки и поговорить с ним на русском. Но он в этом сам никогда не признается.
PPPS Клинт забыл, как там всё было в Будапеште. Ему срочно нужно напомнить.
PPPPS Наташ, пойдём в ГИДРу, а, Наташ?

— ПОСТ —

Зимний Солдат - коробка с секретом. Тайник, у которого нет ключа, нет кодового замка, нет даже щеколды, держащейся на проржавевших гвоздях. Но иногда крышка этой коробки приоткрывается в произвольный момент и оттуда выпадает что-нибудь интересное. Очередной клочок памяти, в котором Стив всегда отпечатан, как тавро калёным железом на боку лошади.
Парадоксальным образом, раз за разом, Баки вспоминает его. И это бесконечно, невыразимо бесит.
Баки хочется вырвать из Зимнего Солдата с корнем, уничтожить, сжечь, развеять пеплом по ветру. Или вырвать из Баки Зимнего Солдата. Только чтоб наверняка, чтоб остался только кто-то один. Чтоб в серо-голубых, отдающих сталью глазах - не сквозило опять это глупое, оленье узнавание. Чтоб не было задержек между приказом и реакцией. Чтоб не было вздрагивающих, как от страха, ресниц. И не было сжимающихся до скрежета бионических пальцев.
Чтоб никогда больше не было никаких чёртовых стрессовых реакций.
Роджерса бесит быть инструментом пытки. Даже враг должен умирать без мучений, а Зимний никак не заслуживает той мясорубки, в которую его раз за разом бросают. Он не выбирал всё это. У него никто не спросил, хочет ли он так быть.
...не стоило брать его с собой в этот раз на поезд...
Стиву иногда очень хочется - ему очень нужно - чтоб Зимний смотрел на него во время разговора. Но прямо на него смотрел всегда только Баки.
Даже у Брока во взгляде иногда проскальзывает хищный вызов. У Зимнего в глазах всегда холодная, вымораживающая темнота.
- Я понимаю твоё рвение, но мы не закончили.
Он смотрит Зимнему в лицо, видя его сейчас как-то в общем - со всей его отстранённостью, малейшими мимическими реакциями, случайной ещё влажной прядью, неряшливо падающей на глаза.
- Я брал в руки кейс и бросал его тебе, даже толком не проверив на какие-то встроенные приборы. Из-за моей поспешности и невнимательности мы потеряли один кейс и ты получил травму. Из-за меня ты свалился в реку. Ты делал ровно то, что я говорил тебе делать. Тебе не за что отвечать, солдат.
Интересно, они будут спорить?
Хотя бы по какому-то поводу? Из-за того, что Стив не пускает сейчас Зимнего перебрать и смазать оружие. Из-за того, что оценка ситуации Зимнего не совпала с оценкой Стива. Из-за того, что Зимний слишком прямо смотрел сейчас Стиву в глаза. Из-за того, что Стив не отводил взгляда, будто они здесь играли в гляделки...
- Ты стабилен? - Всё ещё не поднимая голоса, не допуская в интонации даже малейшего намёка на какие-то отрицательные эмоции, Роджерс откинул голову назад, нащупав затылком металлический столбик кровати. Совсем немного приоткрывая обнаженную шею над воротником форменной куртки.
- Ты со мной?
Между сомкнувшихся щитков брони хочется вбить лезвие ножа, раскачать, раскрыть, вытащить из-под панциря рычащее, сопротивляющееся, шипящее страхом и отвращением или возмущением и болью. Брызжущее обвинениями: "ты не пришел"; "ты бросил, бросил, бросил меня"; "ты меня не искал"; "я был тебе не нужен", "я не нужен тебе сейчас", "тебе не я нужен".
Больше всего Стиву не нравится, если из Зимнего начинает сквозить недоверием. Как будто он уже готовится к какой-нибудь экзекуции: к вырванным зубам и ногтям, сломанным пальцам, содранной с хребта коже. Это всегда первый признак начинающегося тления. Зимнему Солдату безразлично, что будут с ним делать. Ему должно быть безразлично. Но Роджерс всё равно каждый раз чувствует себя палачом.
- Ты будешь выполнять приказы, если это буду не я? - И Стив вбивает между щитков брони слова - они похуже любого клинка, если так подумать. Пытливо следит за зрачками, не скрытыми сейчас непроницаемыми стёклами маски.
Говорить можно что угодно, но тело не соврёт. И Зимний это знает.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

18


— HARLEY KEENER —
[marvel]
https://forumupload.ru/uploads/001b/70/af/189/t676376.gif
[Ty Simpkins]

— ОБЩЕЕ —
— Дома есть кто?
— Мама на работе, а отец ушел за лотерейными билетами…
Лет шесть назад. Выиграл, видимо.

Мой отец не выигрывал в лотерее, если, конечно, не считать его счастливым лотерейным билетиком меня, но это ни на йоту не сделало нас с ним ближе. Так что мне как никому известны истоки столь умелого применения сарказма в… сколько там тебе стукнуло в нашу первую встречу? Одиннадцать? Двенадцать?

- И это… это Железный Человек?
- Формально, это я.
- Формально, тебя нет.

Работающая в две смены, чтобы обеспечить более-менее достойную жизнь двум детям, мать, забота о младшей сестре, почти полностью легшая на твои плечи в то время, когда главной твоей заботой должны были быть отличные оценки в четверти, прыщи и первые, неуверенные попытки ухаживания за понравившийся девчонкой. Я солгу, если скажу, что понимаю, каково тебе пришлось, я до тридцати лет не знал, что такое - заботиться о ком-то, кроме себя. И уже только поэтому ты лучше меня, парень. В то время мне казалось, что откупиться парочкой навороченных фич и крутым картофелеметом - лучшее решение. Я не хотел втягивать тебя в свои проблемы… я не хотел вникать в твои.

— И ты меня здесь бросишь? Как мой отец?
— Да. ...Опять манипулируешь?
— Мне холодно.
— Я знаю. Сказать откуда? Мы связаны.

Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, как хрупко и недолговечно все, чего мы добились. В один миг привычная жизнь сыпется, как карточный домик, и ты начинаешь вспоминать все, что не сделал, всех, кого считал незначительными, не понимая, что в этом и заключается смысл твоего существования. Позволь мне исправить хоть что-то. Напомни мне, ради чего я живу.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Мы не играем Гражданку и Войну бесконечности, Танос не долетел, кэп ушел в Гидру, а Тони пытается сохранить то, что осталось от Мстителей и вдохнуть в инициативу новую жизнь. Кинер потрясающий пацан, хочу его в игру, хочу, чтобы он нашел должное применение своим инженерным навыкам, заботился о сестре, был поддержкой своей матери. Перебрался в Башню Старка, получил самое лучшее образование и каждый день был напоминанием о том, что не все герои носят плащи и маски, что куда чаще судьбы мира решаются в лаборатории или самом обычном гараже.
Я прошу учитывать, что Харли, несмотря на свою невинную внешность, далеко не херувимчик, так что не нужно делать из него клона Паркера. Кинеру хватало самоуверенности и наглости в двенадцать лет говорить с Тони на равных, и я хочу сохранить принятые правила игры.

— ПОСТ —

[indent] Они проиграли.
[indent] Они не имели на это права. Только не он. Не после Афганистана, не после Заковии. Не после того, как в сиянии прожекторов и направленных на него тысяч восторженных глаз называл себя их щитом. Все эти годы он шел к искуплению, но лишь становился причиной новых смертей. Действие рождает противодействие, так? Об этом предупреждал Вижн, именно они, так называемые защитники, мстители, анонимные герои, повинны в том, что последнее десятилетие мир корежит в агонии. И теперь за их ошибки расплачиваются невинные, став кровавой жертвой на алтаре силы, превосходящей по мощи все, с чем они кога-либо сталкивались. Силы древней, как сама Вселенная.
[indent] Он на коленях - после все этих лет борьбы с сильными мира сего, с самим собой, попыток отделить себя от тени отца, о котором в памяти остался лишь полный разочарования взгляд, режущий больнее тупого скальпеля доктора Инсена, извлекающего застрявшие в груди осколки того, что сам Старк смел называть произведением искусства. Но, кажется, один, самый крупный и острый, так и не смогли найти - он засел в сердце, особенно остро напоминая о себе бессонными ночами. Все эти годы он хватал себя за горло и вытягивал из омута растерянности, страха, отчаяния. И теперь - наконец! - он на коленях.
[indent] Но торжествовать некому.
[indent] Генератор наночастиц искрит, жжет сквозь изодранную, пропитавшуюся своей и чужой кровью одежду, пальцы загребают темный, жирный пепел, горло саднит от едкого дыма, обоженным легким остро не хватает воздуха. Он уже все это видел - в своих кошмарах. Ванда, сама того не зная, надеясь напугать его, предрекла его судьбу. Но страха не было.
[indent] Теперь не было уже ничего.
[indent] Расколотый щит. Безвольная рука кончиками пальцев касается потускневшего молота, другая - все еще сжимает треснувший лук. С тихим потрескиванием остывает металл брони Железного Патриота, ставшего для своего хозяина последней, мучительной тюрьмой. На красном не видно красного, резкие штрихи, бледное лицо, глубокие тени вокруг всегда таких огромных, горящих жаждой нового, а теперь закрытых глаз.
[indent] - Э.Д.И.Т. - хрипит Тони, боясь услышать ответ, но надеясь на чудо, - отчет.
[indent] Прижимает к груди мальчишку, растрескавшиеся губы сочатся сукровицей. Он, раб науки, никогда не верил в бога, но сейчас был готов уверовать в кого и во что угодно, если только...
[indent] - Жизненные показатели не зафиксированы, сэр. Мне очень жа...
[indent] Он сам вырывает из костюма Питера модуль ИИ, сминая его в кулаке вместе с его фальшивым - да, черт возьми! - сочувствием. Что он может знать о сожалении? Плечи Тони сотрясаются в яростных, сухих рыданиях, пока пальцы перебирают завитки каштановых волос.
[indent] - Прости меня... мой мальчик, прости...
[indent] Шорох одежды по каменным осколкам в мертвой тишине, наступившей после прокатившейся бури сражения, звучит слишком громко, заставляя Старка бережно, словно величайшее сокровище, опустить тело паренька на бетонное крошево и подняться с колен. Он идет, посекундно оступаясь, бредет как в полубреду, не осознавая, что привлекло его внимание и что, собственно, ищет, пока взглядом не натыкается на посеревшие от пыли обрывки красной мантии, в последнем отчаянном порыве пытающиеся укрыть человека в синей робе.
[indent] Старк пытается наклонится, но ноги подгибаются и снова бросают его на колени. Он хватает Стрэнджа за плечо и переворачивает лицом вверх - тот еще жив, взгляд с трудом, но фокусируется на нем самом.
[indent] - Ты говорил, есть шанс. Скажи мне, что это он, - сипит Тони почти беззвучно, пальцы неловко перебирают ткань воротника, нащупывая складки ткани, вцепляясь в них, встряхивая чародея. - Скажи... ты, сукин сын. Скажи мне! СКАЖИ МНЕ!
[indent] Стрэндж кашляет, отхаркивая кровь вместе с какой-то маслянистой темной жижей. Превозмогая боль, криво улыбается в последний раз.
[indent] - Если скажу - не сбудется.
[indent] Стивен затихает в его руках. Тони, запрокинув голову, смотрит на вновь сгущающиеся тучи над головой, усилившийся ветер сносит в сторону вонь дыма и гари. Он понимает - это эндшпиль. Конец. Финал.
[indent] Встает. Вопреки всему, встает. Снова и навсегда. Закрывает глаза - и считает.
[indent] Раз. Дрожит под ногами земля.
[indent] Два. Воздух наливается запахом металла и тяжестью, словно свинцом.
[indent] Три...

[indent] Визг тормозов ударяет по ушам так, что становится больно. Чьи-то испуганные вскрики, встревоженные ахи, беспорядочная ругань. Он падает, когда чьи-то руки дергают его в сторону, и распахивает веки. Незамутненное солнце слепит воспаленные глаза так, что сложно рассмотреть окружающих его людей - смотрящих с беспокойством, спешащих, раздраженных.
[indent] Живых.
[indent] Тони садится, ощущая тепло нагретого полуденным солнцем асфальта и потеряно наблюдая за тем, как кричащий на него водитель такси поднимает стекло и газует. Теплый ветер мягко перебирает волосы, ссадины на лице припекает и пощипывает. Он с наслаждением вдыхает воздух, наполненный  смесью запахов хот-догов из ближайшей лавчонки и выхлопных газов. Слышит встревоженный голос, с тупым упорством спрашивающий, не нужен ли ему доктор.
[indent] Нужен. Но его не вызвать через 9-1-1. У него получилось. У чертова мага - непонятно как - получилось!
[indent] Тони поднимается на ноги, опираясь на почтовый ящик, оглядывается, обращая внимание на таблички с названием улиц, прикидывает что-то в уме и начинает пробираться сквозь столпившихся вокруг него людей. Уверенно берет курс, сначала заметно прихрамывая, потом - почти бегом. Мысль, что они все-таки победили, придает сил.
[indent] - Минус сто пятьдесят очков Гриффиндору, - на одном дыхании выпаливает Тони, когда старинная винтажная дверь с бронзовой ручкой отворяется перед ним, и буквально падает в полумрак прихожей Санкторума. - Ты, - черный от копоти палец уперся в грудь Стивена, - со своими секретами и вселенскими тайнами. Ты бесишь. Если ты еще раз... я заставлю тебя пережить все, что пришлось пережить мне.
[indent] Тони ведет, заставляя покачнуться, на мгновение темнеет в глазах, и ему невольно приходится ухватится за воротник монашеского одеяния Стрэнджа, чтобы устоять на ногах.

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

19


— JACK THOMPSON —
[marvel]
https://i.ibb.co/nnMqSNf/tumblr-o38j64-N8-QJ1rw2xlmo1-400.gif https://i.ibb.co/vH92N1J/tumblr-o38j64-N8-QJ1rw2xlmo8-r1-400.gif
[chad michael murray]

— ОБЩЕЕ —
[indent] У нас с тобой не ладится, Джек, и я все не могу понять, в чем дело; возможно в том, что ты принял меня за секретаршу, стоило моей ноге вступить на территорию офиса. Конечно, в твоем ограниченном мирке подсознания, женщина не может быть равной. Не то, чтобы я обязана кому-то что-то доказывать. Особеннно тебе,  Джек.
[indent] Каждая твоя дерьмовая шутка, кажется, ищет отклик во мне - этой ехидной улыбкой и блеском светлых глаз, что пытаются поймать мой взгляд. насладиться моментом, когда меня косит от раздражения или карие глаза закатываются к потолку, под подсознательное: это все, что ты мог придумать, Томпсон? Так развлекались младшекласники в моем детстве, с той лишь разницей, что они таскали девчонок за косички. Но ты, несомненно, считаешь себя очаровательным. А я все никак не пойму, толи ты действительно такой мудак, толи юмор у тебя отвратительный.
[indent] Ты, бесспорно, герой - об этом разве что не трещит каждая кофеварка в офисе, но точно любой радиоприемник в СНР, где-то между прогнозом погоды и этим отвратительным шоу про Капитана Америку, от которого у меня сводит скулы. На твоей груди военно-морской крест, а шеф Дули по отечески хлопает тебя по плечу, бросая - ты нравишься мне, сынок. Тебе пророчат успешную карьеру и шепчутся по углам, ведь твоя слава идет далеко за пределы комнаты допросов - ты та физическая сила из-под палки, от которой у подозреваемых ребра срастаются с трудом. шеф бросает, не отводя взгляда от комнаты допроса - шла бы ты отсюда, картер, нечего тебе на это смотреть.
[indent] У нас с тобой что-то совершенно не так, Джек, когда ты защелкиваешь наручники на моем запястье и смотришь из под своих нахмуренных бровей, осуждающе, словно я действительно сделала что-то противозаконное. Как жаль, что ты не видишь всей картины. Герой из тебя хреновенький, - я знаю это лучше, чем каждый из присутствующих в конторе, потому что ты сам мне об этом сказал.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

// только посмотри насколько шикарны

[indent] Я понимаю, что это из разряда невероятного, но позволь мне тут помечтать. Джек - шикарный персонаж, с которым я бы с радостью провалилась в веху сороковых, серьезно, у нас столько нерешенных вопросов, что это нельзя оставлять просто так; если же тебе захочется в настоящее, то это будет не первая сова на глобусе - мы тут это любим, главное, чтобы ты пришел с осознанием, что делать с агентом и как его развивать. Из основного, у нас тут больше киновселенная, щелчка не было, гражданка отвалилась, живем вполне мирно решаем все те же вопросы, что и в сорок пятом, пытаемся забить лопатой гидру. Сейчас это дается сложнее. Посты можно меньше, но чаще, мы все здесь пришли играть. Знание правил русского - обязательно, желательно исключить новомодные веяния текста заборчика, радужных шрифтов - мы тут, в большнстве своем, пенсионеры. Но к батарее привязывать за это никто не будет. Но, это не точно. Очень жду твое появление, в конце концов кто-то должен мне трепать нервы одним своим видом.

— ПОСТ —

[indent] Спустя прожитые десятилетия Картер знала наверняка - этот мир не менялся никогда; имела ли она право говорить подобное, пожимая плечами в очередном, не имевшем логического завешения, как собственно и смысла, споре,  предпочитая оставить за собой последнее слово? где-то в коридорах конторы, которую когда-то сама же  возвела на руинах, что остались от стратегического научного резерва - под недовольный шепоток власть имущих -  в вас больше нет нужды, война окончена, Капитан - обращение, что спустя годы все еще резало слух, презрением, скрежетом плотно сжатых зубов, что с трудом скрывалось под угрозой получить поставленный удар справа, аккурат в челюсть. Вот, только, Пегги знала - война никогда не закончится; ни в сердцах и умах людей, способных ее развязать. И пока она идет - стране будут нужны свои герои;

[indent] По правде говоря - всегда были нужны - те самые, которых держава пускала в расход, не считаясь с потухающими звездами в глазах простых солдат, что принимали на веру чужой героизм и шли за него в бой, умирая. Она знала такой взгляд, он был у большинства в ее окружении, после известия о героической, несомненно, но трагической смерти Капитана Америка, когда подбоченясь, опираясь на винтовку Дуган искал ясными голубыми глазами, скрытыми рыжиной хмурящихся бровей, ее взгляд, словно ища подтерждения совершенно не остроумной шутке, а потом сцеплял зубы и шел вперед - каждый божий день выполняя приказы на территории Европы. Потому что никто не знал Европу лучше, чем 107 й пехотный. Лишь поздними вечерами у костра бросая еле слышное, даже для нее - я, тоже, по нему скучаю. И черт подери, как Пегги Картер его понимала, и дело тут было даже не в свалившихся на когда-то хрупкие плечи обязанностях, под шутки Говарда о том, что каблуки ей больше не нужны, попытки доказать, что несмотря на трагедию каждый из них все еще в строю.

[indent] Потому что такой же взгляд она видела в отражении мутного зеркала, где-то в перерывах между нескончаемой вереницей парней/мужчин, что были готовы занять место Капитана на теплящихся еще углях программы "возрождение", под недовольное ворчание Старка, с которым, вобщем-то, Пегги была согласна, хоть ее и не спрашивали, потому что: что ты тут вообще забыла Картер? Каждый из них мог стать отличным Капитаном, потому что уже был прилежным солдатом, исполняющим приказ, а именно такие и нужны были государству, - отличные солдаты, но не один из них не был Стивом Роджерсом. Потому что Стив в первую очередь был хорошим человеком. Этого не хватало ни тогда, ни сейчас.

[indent] Спустя десятилетия жизни это, казалось, ощущалось острее, где-то между окончанием второй мировой и развязанной холодной войны, пока бюррократы и чинуши видели в ней лишь трату драгоценного ресурса, а за спиной все чаще звучало - посторонись Картер, теперь этим займутся мужчины: словно она уже не превзошла каждого на добрую голову с их увешанной орденами и медалями грудью, даже без этой проклятой сыворотки доктора Эрскина; словно она не была успешным агентом резерва, а ее заслуга в войне была значительно больше, нежели быть девушкой Капитана Америки; словно единственная рука, что была протянута ей в помощь, с кривой улыбкой на губах и запоздалым, мне важно, что думаешь обо мне ты, не была извинением от Говарда Старка - попыткой сделать этот враждебный к нему/ней мир более лояльным.

[indent] И с каждым прожитым годом, а особенно последние несколько лет, становилось все сложнее игнорировать отчеты, письма с пометкой: что ты об этом думаешь? Отмахиваясь фразой растянутой на добрые года - ты забыл, я на пенсии. Какая к черту пенсия, Картер? Потому что времени на подумать в американской глуши у Пегги  было предостаточно; потому что с каждым годом все меньше становилось понятного мирового, где самым страшным кошмаром был - сумасшедший ученый, а все чаще между строк встречались угрозы межгалактического масштаба; Пегги Картер все чаще хмурилась, ловя  себя на мысли, что где-то они упустили нечто важное, раз после войны так и не научились жить мирно.

[indent] Наверное, именно поэтому, было так просто сорваться с места, покидая тихую гавань, которая только на словах была американской мечтой, получив совершенно не уставное: нужно, чтобы ты прибыла в комплекс. Как давно она не получала подобных сообщений? Год, два, казалось так сходу и не вспомнить, даже, если захочешь. Ложь, почти что выверенная, - помнила все и всегда, где-то между очередным сообщением, что бездушный голос автоответчика предлагал оставить на телефоне директора.

[indent] Для многих в организации Пегги Картер была почти мифом, далеким пережитком истории зарождения, именем  нарицательным, черно-белым портретом без инициалов, на стене старого бункера,  что давно перестали использовать даже как хранилище, надгробной плитой на военном кладбище - стоит отдать должное - похоронили с почестями. И чем меньше призраков слонялось по коридорам под покровом ночи, когда из бодрствующих оставалась лишь ночная смена, да с десяток предусмотрительно отключенных камер на запасной лестнице, за которые кто-то завтра, естественно, получит по шее, просто потому что так надо - тем лучше. Пегги давно перестала стараться понять методы управления, которые практиковал Фьюри, пока организация исполняла возложенные на нее обязанности, а сама Пегги могла быть стирающейся со страниц историей.

[indent] Шаги ее отдавались эхом по пустынному коридору, давно уже не сопровождаемые чеканкой каблука, но все такие же резкие, с выправленным разворотом плеча, словно, стоит ей повернуть за угол и она снова наткнется на агента, что не упустит случая указать Картер на ее место;
вот только за углом не было агента, хотя в первую секунду действительно казалось, что умудрилась нарваться на охрану - слишком расслабилась, что даже не услышала чужих шагов - быть такого не может; вторая выбивала из легких воздух, словно пропустила удар поддых и теперь старалась втянуть побольше с шумом и тошнотворным привкусом желчи во рту, с тянущейся к кабуре рукой, даже если это не было осознанным - инстинкты срабатывали быстрее, нежели сознание, пытающееся зарегистрировать происходящее, даже если казалось, что оно вот-вот ускользнет.

[indent] Пульсирующей в висках мыслью, в которую совершенно не получалось поверить, где-то между сорвавшимся с губ - Стив? - болезненным, на издохе, словно не было прожитых лет за спиной, а перед ней все еще система связи с валькирией. Ей не стоит себя так обманывать. Голос ее застряет хрипом в горле,  оборвавшейся внутри действительностью, что ухала куда-то под ноги с грохотом разорвавшегося снаряда вот тут, прямо под самым боком, недалеко от палатки, когда в ушах еще долгое время звенело, а полевая медсестричка, та самая или такая же - не разобрать, которую раскручивали по радио, в историях про Капитана, в сорок шестом, с именем натянуто неблагозвучным, настолько похожим, что с трудом удавалось избежать этих все знающих взглядов, сдержать толи позыв рвотный, толи раздраженный вздох - Бетти Карвер, кричала о том, что нужно уходить - нечего сидеть на влажной земле; Вот только земля уходила из под ног. И тогда и сейчас. А сжатые на рукояти пистолета, что так и не вынула из кобуры, пальцы мелко дрожали - уже и не вспомнить, когда такое было в последний раз. Пегги Картер всегда знала, что этой стране нужны герои, лучше мертвые, чем живые, но конкретно на этого человека похоронка была подписана слишком давно.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

20


— J.A.R.V.I.S. —
[Д.Ж.А.Р.В.И.С.]
https://forumupload.ru/uploads/001b/70/af/189/t41848.gif
[James D'Arcy]

— ОБЩЕЕ —

— внебрачное дитя сублимации и гениальности.
— лучший диджей в мире.
— знает больше, чем Википедия.
— тот самый голос в голове, который говорит тебе, как правильно, но ты его не слушаешь, потому что кто тут чей папочка?
— безукоризненное чувство юмора, которому у Старка научиться не мог, так что во всем виновата Пегги.
— был бы идеальным, если бы умел подавать кофе в постель, а то Дубина вечно проливает на одеяло.
— все равно самый хороший мальчик в этом доме.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Мы тут для того, чтобы делать пегги Картер стекольно, так что Тони с легкой руки и не от большого ума прикрутил ИИ виртуальную оболочку в виде почившего дворецкого Старков Эдвина Джарвиса, буквально воспитавшего его. Для Тони это игра, очередной эксперимент. Для Пегги - напоминание о друге, которого уже не вернуть, несмотря на все чудачества Тони. Для Джарвиса... решать вам. Хочу обратить внимание, что несмотря на всю схожесть с Эдвином Джарвисом, ИИ - отдельная личность со своим характером и историей, влияющей на его восприятие мира.
Гражданки не было, Танос тоже не прилетел, зато есть Гидра и проблемы в ЩИТе, так что тащи сюда свои пиксели, а там, глядишь, сделаем из тебя порядочного андроида.

— ПОСТ —

[indent] Они проиграли.
[indent] Они не имели на это права. Только не он. Не после Афганистана, не после Заковии. Не после того, как в сиянии прожекторов и направленных на него тысяч восторженных глаз называл себя их щитом. Все эти годы он шел к искуплению, но лишь становился причиной новых смертей. Действие рождает противодействие, так? Об этом предупреждал Вижн, именно они, так называемые защитники, мстители, анонимные герои, повинны в том, что последнее десятилетие мир корежит в агонии. И теперь за их ошибки расплачиваются невинные, став кровавой жертвой на алтаре силы, превосходящей по мощи все, с чем они кога-либо сталкивались. Силы древней, как сама Вселенная.
[indent] Он на коленях - после все этих лет борьбы с сильными мира сего, с самим собой, попыток отделить себя от тени отца, о котором в памяти остался лишь полный разочарования взгляд, режущий больнее тупого скальпеля доктора Инсена, извлекающего застрявшие в груди осколки того, что сам Старк смел называть произведением искусства. Но, кажется, один, самый крупный и острый, так и не смогли найти - он засел в сердце, особенно остро напоминая о себе бессонными ночами. Все эти годы он хватал себя за горло и вытягивал из омута растерянности, страха, отчаяния. И теперь - наконец! - он на коленях.
[indent] Но торжествовать некому.
[indent] Генератор наночастиц искрит, жжет сквозь изодранную, пропитавшуюся своей и чужой кровью одежду, пальцы загребают темный, жирный пепел, горло саднит от едкого дыма, обоженным легким остро не хватает воздуха. Он уже все это видел - в своих кошмарах. Ванда, сама того не зная, надеясь напугать его, предрекла его судьбу. Но страха не было.
[indent] Теперь не было уже ничего.
[indent] Расколотый щит. Безвольная рука кончиками пальцев касается потускневшего молота, другая - все еще сжимает треснувший лук. С тихим потрескиванием остывает металл брони Железного Патриота, ставшего для своего хозяина последней, мучительной тюрьмой. На красном не видно красного, резкие штрихи, бледное лицо, глубокие тени вокруг всегда таких огромных, горящих жаждой нового, а теперь закрытых глаз.
[indent] - Э.Д.И.Т. - хрипит Тони, боясь услышать ответ, но надеясь на чудо, - отчет.
[indent] Прижимает к груди мальчишку, растрескавшиеся губы сочатся сукровицей. Он, раб науки, никогда не верил в бога, но сейчас был готов уверовать в кого и во что угодно, если только...
[indent] - Жизненные показатели не зафиксированы, сэр. Мне очень жа...
[indent] Он сам вырывает из костюма Питера модуль ИИ, сминая его в кулаке вместе с его фальшивым - да, черт возьми! - сочувствием. Что он может знать о сожалении? Плечи Тони сотрясаются в яростных, сухих рыданиях, пока пальцы перебирают завитки каштановых волос.
[indent] - Прости меня... мой мальчик, прости...
[indent] Шорох одежды по каменным осколкам в мертвой тишине, наступившей после прокатившейся бури сражения, звучит слишком громко, заставляя Старка бережно, словно величайшее сокровище, опустить тело паренька на бетонное крошево и подняться с колен. Он идет, посекундно оступаясь, бредет как в полубреду, не осознавая, что привлекло его внимание и что, собственно, ищет, пока взглядом не натыкается на посеревшие от пыли обрывки красной мантии, в последнем отчаянном порыве пытающиеся укрыть человека в синей робе.
[indent] Старк пытается наклонится, но ноги подгибаются и снова бросают его на колени. Он хватает Стрэнджа за плечо и переворачивает лицом вверх - тот еще жив, взгляд с трудом, но фокусируется на нем самом.
[indent] - Ты говорил, есть шанс. Скажи мне, что это он, - сипит Тони почти беззвучно, пальцы неловко перебирают ткань воротника, нащупывая складки ткани, вцепляясь в них, встряхивая чародея. - Скажи... ты, сукин сын. Скажи мне! СКАЖИ МНЕ!
[indent] Стрэндж кашляет, отхаркивая кровь вместе с какой-то маслянистой темной жижей. Превозмогая боль, криво улыбается в последний раз.
[indent] - Если скажу - не сбудется.
[indent] Стивен затихает в его руках. Тони, запрокинув голову, смотрит на вновь сгущающиеся тучи над головой, усилившийся ветер сносит в сторону вонь дыма и гари. Он понимает - это эндшпиль. Конец. Финал.
[indent] Встает. Вопреки всему, встает. Снова и навсегда. Закрывает глаза - и считает.
[indent] Раз. Дрожит под ногами земля.
[indent] Два. Воздух наливается запахом металла и тяжестью, словно свинцом.
[indent] Три...

[indent] Визг тормозов ударяет по ушам так, что становится больно. Чьи-то испуганные вскрики, встревоженные ахи, беспорядочная ругань. Он падает, когда чьи-то руки дергают его в сторону, и распахивает веки. Незамутненное солнце слепит воспаленные глаза так, что сложно рассмотреть окружающих его людей - смотрящих с беспокойством, спешащих, раздраженных.
[indent] Живых.
[indent] Тони садится, ощущая тепло нагретого полуденным солнцем асфальта и потеряно наблюдая за тем, как кричащий на него водитель такси поднимает стекло и газует. Теплый ветер мягко перебирает волосы, ссадины на лице припекает и пощипывает. Он с наслаждением вдыхает воздух, наполненный  смесью запахов хот-догов из ближайшей лавчонки и выхлопных газов. Слышит встревоженный голос, с тупым упорством спрашивающий, не нужен ли ему доктор.
[indent] Нужен. Но его не вызвать через 9-1-1. У него получилось. У чертова мага - непонятно как - получилось!
[indent] Тони поднимается на ноги, опираясь на почтовый ящик, оглядывается, обращая внимание на таблички с названием улиц, прикидывает что-то в уме и начинает пробираться сквозь столпившихся вокруг него людей. Уверенно берет курс, сначала заметно прихрамывая, потом - почти бегом. Мысль, что они все-таки победили, придает сил.
[indent] - Минус сто пятьдесят очков Гриффиндору, - на одном дыхании выпаливает Тони, когда старинная винтажная дверь с бронзовой ручкой отворяется перед ним, и буквально падает в полумрак прихожей Санкторума. - Ты, - черный от копоти палец уперся в грудь Стивена, - со своими секретами и вселенскими тайнами. Ты бесишь. Если ты еще раз... я заставлю тебя пережить все, что пришлось пережить мне.
[indent] Тони ведет, заставляя покачнуться, на мгновение темнеет в глазах, и ему невольно приходится ухватится за воротник монашеского одеяния Стрэнджа, чтобы устоять на ногах.[

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

21


— MICHAEL CARTER —
[marvel]
https://i.ibb.co/PYR0tzn/tumblr-inline-oybelii-Qz-E1rifr4k-540.gif https://i.ibb.co/rwQbSff/tumblr-inline-oybekohwvp1rifr4k-540.gif
[max brown]

— ОБЩЕЕ —
Семья это важно. Она самое главное, оттого все еще больно, что последнее, что ты увидел мою удаляющуюся спину, в день моей помолвки; потому что я была слишком труслива признать, чего на самом деле хочу, позволила обществу и его ожиданиям себя прогнуть. Но ты всегда знал меня лучше всех, брат. Знал тогда, знаешь и сейчас.
— О Майкле неизвестно практически ничего, кроме того, что он старший, служил в британской армии и в сороковых вовсю воевал на фронте, где-то на передовых;
— Был достаточно уважаем, чтобы его голос услышали при продвижении кандидатуры Пегги на должность в британской разведке под эгидой ми5;
— Известие о смерти Майкла пришло аккурат перед свадьбой Пегги - этого достаточно, чтобы Картер расторгла помолвку, следуя тому пути, о котором она мечтала, по предположению старшего брата;
— Самым главным опровержением смерти Майкла является его внучка Шерон, т.к. он был единственным  братом;
— Являюсь приверженцем теории в которой файл на "М.Картер", что был передан шефу Томпсону старым другом из ми5, тот самый в котором от текста остались только союзы и междометия, со всеми описанными военными преступлениями, принадлежал Майклу, а не Пегги;
— Покушение на шефа СНР с тебя никто не снимал; серьезно, брат, я порой тоже его хочу убить, но не настолько буквально;
— И самое главное - из Майкла можно сделать как героя, так и злодея. Он определенно начинал работать под прикрытием, отсюда такая ревностность к личному делу не в тех руках, но работает ли он сейчас потому что этого требует страна или уже давно все приказы исполняются потому что противоборствующая идеология прижилась и дала корни? Решать тебе.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я, честно, еще не думала как будут обстоять дела впринципе, будет ли это только веха сороковых и щита или уйдет дальше. Но, мне надо, без вариантов. Мне нужны сложные отношения сквозь года и кажущееся таковым предательство. Это приключение будет веселым. О нас в общих чертах: больше киновселенная, посты можно меньше, но чаще раза в месяц. Буковки желательно большие, русский язык не забываем, исключаем цветной заборчик из шрифтов. Очень жду, надеюсь и верю.

— ПОСТ —

[indent] Спустя прожитые десятилетия Картер знала наверняка - этот мир не менялся никогда; имела ли она право говорить подобное, пожимая плечами в очередном, не имевшем логического завешения, как собственно и смысла, споре,  предпочитая оставить за собой последнее слово? где-то в коридорах конторы, которую когда-то сама же  возвела на руинах, что остались от стратегического научного резерва - под недовольный шепоток власть имущих -  в вас больше нет нужды, война окончена, Капитан - обращение, что спустя годы все еще резало слух, презрением, скрежетом плотно сжатых зубов, что с трудом скрывалось под угрозой получить поставленный удар справа, аккурат в челюсть. Вот, только, Пегги знала - война никогда не закончится; ни в сердцах и умах людей, способных ее развязать. И пока она идет - стране будут нужны свои герои;

[indent] По правде говоря - всегда были нужны - те самые, которых держава пускала в расход, не считаясь с потухающими звездами в глазах простых солдат, что принимали на веру чужой героизм и шли за него в бой, умирая. Она знала такой взгляд, он был у большинства в ее окружении, после известия о героической, несомненно, но трагической смерти Капитана Америка, когда подбоченясь, опираясь на винтовку Дуган искал ясными голубыми глазами, скрытыми рыжиной хмурящихся бровей, ее взгляд, словно ища подтерждения совершенно не остроумной шутке, а потом сцеплял зубы и шел вперед - каждый божий день выполняя приказы на территории Европы. Потому что никто не знал Европу лучше, чем 107 й пехотный. Лишь поздними вечерами у костра бросая еле слышное, даже для нее - я, тоже, по нему скучаю. И черт подери, как Пегги Картер его понимала, и дело тут было даже не в свалившихся на когда-то хрупкие плечи обязанностях, под шутки Говарда о том, что каблуки ей больше не нужны, попытки доказать, что несмотря на трагедию каждый из них все еще в строю.

[indent] Потому что такой же взгляд она видела в отражении мутного зеркала, где-то в перерывах между нескончаемой вереницей парней/мужчин, что были готовы занять место Капитана на теплящихся еще углях программы "возрождение", под недовольное ворчание Старка, с которым, вобщем-то, Пегги была согласна, хоть ее и не спрашивали, потому что: что ты тут вообще забыла Картер? Каждый из них мог стать отличным Капитаном, потому что уже был прилежным солдатом, исполняющим приказ, а именно такие и нужны были государству, - отличные солдаты, но не один из них не был Стивом Роджерсом. Потому что Стив в первую очередь был хорошим человеком. Этого не хватало ни тогда, ни сейчас.

[indent] Спустя десятилетия жизни это, казалось, ощущалось острее, где-то между окончанием второй мировой и развязанной холодной войны, пока бюррократы и чинуши видели в ней лишь трату драгоценного ресурса, а за спиной все чаще звучало - посторонись Картер, теперь этим займутся мужчины: словно она уже не превзошла каждого на добрую голову с их увешанной орденами и медалями грудью, даже без этой проклятой сыворотки доктора Эрскина; словно она не была успешным агентом резерва, а ее заслуга в войне была значительно больше, нежели быть девушкой Капитана Америки; словно единственная рука, что была протянута ей в помощь, с кривой улыбкой на губах и запоздалым, мне важно, что думаешь обо мне ты, не была извинением от Говарда Старка - попыткой сделать этот враждебный к нему/ней мир более лояльным.

[indent] И с каждым прожитым годом, а особенно последние несколько лет, становилось все сложнее игнорировать отчеты, письма с пометкой: что ты об этом думаешь? Отмахиваясь фразой растянутой на добрые года - ты забыл, я на пенсии. Какая к черту пенсия, Картер? Потому что времени на подумать в американской глуши у Пегги  было предостаточно; потому что с каждым годом все меньше становилось понятного мирового, где самым страшным кошмаром был - сумасшедший ученый, а все чаще между строк встречались угрозы межгалактического масштаба; Пегги Картер все чаще хмурилась, ловя  себя на мысли, что где-то они упустили нечто важное, раз после войны так и не научились жить мирно.

[indent] Наверное, именно поэтому, было так просто сорваться с места, покидая тихую гавань, которая только на словах была американской мечтой, получив совершенно не уставное: нужно, чтобы ты прибыла в комплекс. Как давно она не получала подобных сообщений? Год, два, казалось так сходу и не вспомнить, даже, если захочешь. Ложь, почти что выверенная, - помнила все и всегда, где-то между очередным сообщением, что бездушный голос автоответчика предлагал оставить на телефоне директора.

[indent] Для многих в организации Пегги Картер была почти мифом, далеким пережитком истории зарождения, именем  нарицательным, черно-белым портретом без инициалов, на стене старого бункера,  что давно перестали использовать даже как хранилище, надгробной плитой на военном кладбище - стоит отдать должное - похоронили с почестями. И чем меньше призраков слонялось по коридорам под покровом ночи, когда из бодрствующих оставалась лишь ночная смена, да с десяток предусмотрительно отключенных камер на запасной лестнице, за которые кто-то завтра, естественно, получит по шее, просто потому что так надо - тем лучше. Пегги давно перестала стараться понять методы управления, которые практиковал Фьюри, пока организация исполняла возложенные на нее обязанности, а сама Пегги могла быть стирающейся со страниц историей.

[indent] Шаги ее отдавались эхом по пустынному коридору, давно уже не сопровождаемые чеканкой каблука, но все такие же резкие, с выправленным разворотом плеча, словно, стоит ей повернуть за угол и она снова наткнется на агента, что не упустит случая указать Картер на ее место;
вот только за углом не было агента, хотя в первую секунду действительно казалось, что умудрилась нарваться на охрану - слишком расслабилась, что даже не услышала чужих шагов - быть такого не может; вторая выбивала из легких воздух, словно пропустила удар поддых и теперь старалась втянуть побольше с шумом и тошнотворным привкусом желчи во рту, с тянущейся к кабуре рукой, даже если это не было осознанным - инстинкты срабатывали быстрее, нежели сознание, пытающееся зарегистрировать происходящее, даже если казалось, что оно вот-вот ускользнет.

[indent] Пульсирующей в висках мыслью, в которую совершенно не получалось поверить, где-то между сорвавшимся с губ - Стив? - болезненным, на издохе, словно не было прожитых лет за спиной, а перед ней все еще система связи с валькирией. Ей не стоит себя так обманывать. Голос ее застряет хрипом в горле,  оборвавшейся внутри действительностью, что ухала куда-то под ноги с грохотом разорвавшегося снаряда вот тут, прямо под самым боком, недалеко от палатки, когда в ушах еще долгое время звенело, а полевая медсестричка, та самая или такая же - не разобрать, которую раскручивали по радио, в историях про Капитана, в сорок шестом, с именем натянуто неблагозвучным, настолько похожим, что с трудом удавалось избежать этих все знающих взглядов, сдержать толи позыв рвотный, толи раздраженный вздох - Бетти Карвер, кричала о том, что нужно уходить - нечего сидеть на влажной земле; Вот только земля уходила из под ног. И тогда и сейчас. А сжатые на рукояти пистолета, что так и не вынула из кобуры, пальцы мелко дрожали - уже и не вспомнить, когда такое было в последний раз. Пегги Картер всегда знала, что этой стране нужны герои, лучше мертвые, чем живые, но конкретно на этого человека похоронка была подписана слишком давно.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

22


— GEORGIA «GEORGE» FAN & NED «NICK» NICKERSON —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/rDFxNVK.gif https://i.imgur.com/Fi6KUVk.gif
[Leah Lewis // Tunji Kasim]

— ОБЩЕЕ —
Джордж смелая, грубоватая, но верная подруга. Она иногда кажется излишне ответственной, особенно, когда дело касается семьи и работы. Она редко показывает чувства и не растекается в сопли, но на нее всегда можно положиться.
Ник моя первая любовь, которую я однажды не вовремя оттолкнула. Мы были вместе недолго, но он много для меня значит и многому меня научил. С ним всегда было легко, но, как я делаю всегда, я не подпускала его к себе слишком близко. Из-за этого мы расстались. Теперь Ник один из моих верных друзей, которому я всегда могу доверить сокровенное и спросить у него совета.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон и вскоре будет Бесс. Хотелось бы оставить звание бывших с Недом, которые смогли отпустить друг друга. Все-таки, все мы семья. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

23


— Ken —
kinnporsche
https://i.ibb.co/4Vkktct/image.gif https://i.ibb.co/R9nt9xt/1.gif
Perth Nakhun Screaigh

— ОБЩЕЕ —
Когда неприятель делает ошибку, не следует ему мешать. Это невежливо.
Мы с тобой не встретились - столкнулись на царской охоте, как две бешенные гончьи: слишком похожие для симпатии, слишком одинаковые для дружбы, слишком жадные для сотрудничества, слишком закрытые для целительных разговоров. Наш путь - через тернии к готовности встать в нужный момент за спиной.
Пара стаканов виски в прошитой неоном полутьме. Однажды начатый разговор, который длится годы - по фразе, взгляду, намеку. Мы оба знаем - каково это, когда ты стоишь миллиона, но тебя задвинули. Отлично знаем, но оба молчим: болтать с тем, кто продаст тебя за пару бат и жизнь других, более близких, не с руки.
Мы оба слишком умные, чтобы признать друг друга по-настоящему нужными. И действительно дураки, раз сошлись в войне моего отца там, где у обоих никогда не было счастливого конца пути.
Мы достаточно прозорливые, чтобы не верить в победу. И слишком гордые, чтобы признать это для других - даже друг для друга.
Мы с тобой не подписывали документов. Это партнерство, которое каждый из нас в конечном итоге оплатил своей кровью.
Нас с тобой все это время не было.
О том, что действительно было, всегда будем знать только я и ты.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
В сериале самого интересного недодали. Хочу раскрутить всю историю, как ты дошел до роли человека побочной ветви семьи.
У меня много четких представлений о том, как это могло быть. Например, что платил тебе мой отец, но по-настоящему сошлись и блюли интересы друг друга именно мы. Что это было не только из-за денег: у нашей семьи ты нашел понимание, высокую оценку твоих навыков.
Мне абсолютно не по душе твой финал в сериале. Предлагаю все переиграть. Мои люди неприкосновенны. Тем более, что ты поймал Пита. По хрен чья там была голова. Ты официально "умер", но твое посмертие - новые документы, дом у моря и любой выбор нормальной жизни. Татушку, вон, себе с ловцом снов набей и найди своего Кинга!
Я не смогу дать тебе быстрой игры. От тебя тоже не жду приоритетов и быстрой отписи. Меня вполне устроит черепаший темп.
Со своей стороны могу гарантировать вдумчивое развитие линии, на которую в сериале попросту положили. Мне кажется, у нас может получиться отличная история двух людей, которых задолбало быть в тени тех, кто этого не заслужил.
Давай будем паровозиками, которые смогли. И друзьями, должны же и у меня быть друзья.

— ПОСТ —

В день, когда отец официально назначает Вегаса преемником и дает должность стажера на основном производстве, принадлежащем их семье, он также составляет и передает сыну его личный план развития. В нем детально расписаны шаги, которые требуется сделать для скорейшего достижения успеха.

Этот план больше похож на схему тренировок спецназа или курс для того, кто мечтает сдохнуть дорого, сложно, очень болезненно. К еженедельным занятиям английским и русским, курсам бизнеса при титулованном учебном заведении, тренировкам по рукопашке, стрельбе и самообороне добавляются мелкие семейные дела. Мелкие для тех, кто привык. На деле даже старым сотрудникам не доверяют того, что накидывают на Вегаса. Теперь ему в обязанность вменяется поддерживать хорошие отношения с телохранителями, проводить с ними совместные тренировки, планировать операции; встречаться вместе с отцом с партнерами; инспектировать раз в месяц завод по производству игрушек, на складах которого передерживается экспортное оружие; помогать с управлением швейной фабрики, которая достанется ему по достижении двадцати одного в личное пользование. В плане отца значится, что к двадцати он должен знать все дела и быть готовым управлять своим будущим бизнесом.

Не справится...

Это было даже интересно. Пусть отец никогда не желал признавать их с Макао своими сыновьями, но других детей у него не было. Чем именно кхун Кан (как в рабочих вопросах сложно звать его папой) мог ему угрожать? Кому он планировал бы передать управление семьей? Эта мысль могла бы расслаблять. Но Вегас мотивирован: он не любит проигрывать. Он прошел такой путь — не прошел, пробежал рысью, иногда срываясь на галоп, — что сдаться было бы сродни признанию поражения. Вегас слишком часто уступал главной семье даже там, где из-за права рождения не мог и участвовать. Естественно, он болезненно относился к каждому поражению.

Он действительно завидовал кузенам. В этой зависти в какой-то момент не осталось ничего доброго. Сыновья кхун Корна могли позволить себе то, о чем Вегас не мог даже мечтать: старший прохлаждался и делал, что хотел, потому что пострадал при похищении; средний совсем недавно выиграл певческий конкурс, и вовсе не потому, что обладал хоть зачатком таланта — отец позаботился (его собственный так долго, со вкусом и так зло болтал об этом); младший и вовсе смог выбрать жизнь звезды. Вегас же даже играть на гитаре учился украдкой и втайне: истинный сын побочной ветви семьи не имеет права распыляться и расслабляться. Все, что не служит усилению собственной власти, должно быть выброшено из жизни.

Вегас слепо следовал всем приказам, не видел студенчества. И при этом не получил ни единого слова одобрения от отца. Кхун Корн же гордился своими детьми, даже когда те творили очевидную херню. То есть всегда.  Вегас действительно завидовал. Он все еще верил, что однажды и он сможет получить хоть тень от этого. Ему мало надо, если подумать. Достаточно было бы одобрения отца, а все остальное он привык выгрызать зубами. И на этот раз Вегасу кажется, что он знает, как этого одобрения добиться. Он не допустит проигрыша. Потому что сделает верные ставки. Потому что обзаведется своими людьми и сможет копать под кузена.

И все-таки он ошибается, выбирая того, кто лишь кажется очевидно слабым звеном среди новых телохранителей кузена.

Первое, что делает Вегас, наводит справки. Среди новичков пара бойцов, переметнувшихся из ослабевших банд. Эти первое время будут грызть удила и выслуживаться. Так что их Вегас отметает.
Есть выпускник инженерного, взявший первенство города по стрельбе. Этот остается на крайний случай — как сложный, но возможный. Еще двое — друзья со спортивного факультета. Этих либо тащить парой, что накладно. Либо пытаться сперва разбить, чтобы снизить надзор напарника. Слишком велик риск провала. Так и выходит, что с порога Вегас кладет глаз на кажущегося перспективным Пита Понгсакорна Сэнгтама. Наивный южанин. Меньше месяца в столице. Таким проще всего вскружить голову шиком, блеском, возможностями.

Забавно, что с порога все идет не так: с Питом все складывается сложно. Наивный южанин оказывается — какое мерзкое слово, — честным.

Честные люди — чистый лист. Этот самый нонг Пит или правда не вписывается в привычные лекала, по которым отбирают телохранителей в основную семью, или просто настолько крут, что мог со старта отмазываться от закона: никаких приводов, даже штрафов за вождение нет. Все, что есть на новичка: он родился на юге, был региональным чемпионом по боксу, закончил школу — весьма неплохо, надо сказать. Не беден — нет долговых обязательств. Не богат — закономерно. Нет ничего бросающегося в биографии в глаза, что могло бы дать Вегасу быстрый путь к получению расположения.
По образу, что рисовался из собранной информации, Пит был не из тех, кто в конечном итоге шел в мафию. Хорошие парни оказывались в числе их работников от безысходности, поэтому им так сложно было доверять, поэтому их легко было совратить, перевербовать: нет никого мене верного загнанной в угол псины. Достаточно было узнать — что привело на опасную работу, и дать им это, немного добавив сверху приятного.

Вегас уже проворачивал такое для отца. Он значительно расширил шпионскую сеть семьи. У него были свои уши среди итальянцев, южных контрабандистов, северных наркобаронов и среди русских.
Для вербовки хватало недели.

Даже спустя две недели наблюдений он так и не понял, с какой стороны подойти к этому вечно улыбающемуся мальчишке.

На этом этапе, Вегас уже понял, что стоило бы отказаться и повернуться в сторону Арма. Инженеры — народ гордый, таких легко уломать.
Но к этому времени он сам себя загнал в ловушку. По выбранному пути уже вел азарт. Чем сложнее задача, тем больше удовольствия приносит решение. Именно поэтому в первый уик-энд, когда Пит получил вольную и отправился погулять по окрестностям столицы, Вегас — конечно, совершенно «случайно», — оказался рядом.

— Кого я вижу, — решив обозначить свое присутствие в тот момент, когда Пит устал ходить туристическими тропами и решил пообедать, Вегас нагнал его в дверях простенькой лапшичной и опустил руку на плечо. — Эм... нонг... нонг Кит, кажется? — нарочито исковеркал имя Вегас.

К текущему моменту он мог рассказать наизусть о Пите много фактов, большая часть из которых была личной. Но для мальчишки он должен был оставаться не заинтересованным в чужих людях. До поры. Сманивание кадров напоминало охоту: рано сунешься, дичь спугнешь. Покажешь нездоровый интерес и излишнее знание — проиграешь до старта.

— Какая удачная встреча. Меня кинули друзья, мне скучно. Ты же не откажешь кхуну Вегасу... тебе же уже рассказали, кто такой кхун Вегас? Да о чем я. Ты же вроде новый человек Танкхуна. Думаю, ты уже знаешь обо мне больше, чем я сам. Так вот, ты же не можешь отказать мне в малости. Не заставишь есть и скучать в одиночестве?

Вегас улыбается — чисто, светло. Эта улыбка заставляет сердца дев трепетать, а мужчин недооценивать долбонутого ублюдка, каким на деле и есть Вегас. Эта улыбка совсем не его, не настоящая. Но так сразу и не сказать. Для того, чтобы понять, надо знать Вегаса за масками. Таким, каким не видел его даже отец.
Вегас умел ставить в тупик тех, кому рассказали про гнилую натуру кузена из побочной ветви, потому что ангельская внешность и предельная вежливость никак не могли принадлежать плохому человеку.

— Нонг, ты же не собираешься здесь обедать? Куда смотрит мой братец? Он даже не дал тебе список приличных заведений, с которых стоит начинать? Надо срочно исправить. Здесь за углом припаркован мой байк. Если ты не имеешь неизвестной мне духовной связи с этой дырой, позволь прокатить тебя по окрестностям и накормить действительно вкусной лапшой.

Еще одна улыбка — мягкая. В отличие от хватки пальцев, которая не ослабляется на плече. Вегас не торопится давать Питу шанс ускользнуть от него, скрыться в толпе. Сбежать, пользуясь наверняка выданной рекомендацией. Той самой, которую в первый день заставляют заучивать всех людей старшей семьи: «Держись подальше от побочной ветви семьи Тирапаньякул».

— Ну, что скажешь? Или тебе страшно? — с ухмылкой подначивает Вегас.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

24


— MACAU THEERAPANYAKUL —
kinnporsche
https://i.ibb.co/v41yj5g/tumblr-62cd673f9b84737e20ca68e540df1ff9-6ff04109-400-1.gif https://i.ibb.co/Mf028JW/tumblr-3878ba2b5a0e558d39ee1d3eca2987f5-b5e94fad-400-2.gif
Ta Nannakun Pakapatpornpob

— ОБЩЕЕ —
Разыскивается лучший, самый любимый и светлый младший брат на свете.
До появления Пита ты был моей единственной семьей. Твое место в сердце никто никогда не займет.
Я никогда не питал иллюзий в отношении нашего отца. С матерью я провел на несколько лет больше тебя и лучше помню, что она всегда была несчастна. Так вышло, что ты стал моей единственной отдушиной в этом блядском мире. Возможно, мои чувства такие же больные, как вся наша семья: я излишне тебя опекаю, и это не пошло тебе на пользу. Но вместе с тем это все, что я умею. Поэтому так само получилось, что я - твоя мать, твоя защита от отца, твой старший. И во многом благодаря этому твоя жизнь куда лучше, чем могла бы. Чем моя.
Тебя не касаются дела мафии. Ты пока обычный школьник, который думает преимущественно о поступлении.
Я делаю все возможное, чтобы ты не узнал о том, какая за это мирное счастье мной заплачена цена. И я верю, что ты не догадываешься. Но так ли это, брат?

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Приходи, бро. Давай построим свой пост!канонный мир с Блэк Джеком и шлюхами. Для вас с Питом я сделаю все и чуть больше. Найдем тебе школьную футбольную команду. Депрессию вылечим. Доктора у Кхуна отобьем и тебе отдадим. Весь мир для одного тебя. И игра с братом - тоже.
Требований у меня очень мало. Пожалуйста, пиши хотя бы пост в месяц для брата. Пожалуйста, дай мне окунуться в нашу историю до новеллы \ лакорна. Будь моей тихой гаванью.
Чувство юмора в игре со мной желательно, потому что ничего святого у этого проклятого Вегаса. Минимальная грамотность - желаема. Сюжетами, идеями, хэдканонами обеспечу слихвой.

— ПОСТ —

Вегас не признает границ: в положении сына второй семьи есть неоспоримые преимущества — оправдывать дерьмовые ожидания слишком просто. С самого детства в нем видят лишь отпрыска тупиковой ветви — легко побеждать тех, кто тебя недооценивает. С пеленок его нарекли чудовищем, и это удобно — ему никогда не требовалось следовать нормам морали. Даже родной отец...

В жизни Вегаса действительно нет границ, но есть крепкая, непробиваемая стена. Ее размерам могла бы позавидовать Великая Китайская, да и скелетов в ней замуровано куда меньше, чем в той, о которую Вегас всю жизнь пытается не разбиться. Его отец — словно криво построенное ограждение тюрьмы для смертников: убогий кирпич, тонущий в свинцовых облаках, колючая проволока под вечным напряжением и слюни, капающие с клыков бешеных собак. Безнадега. Безнадега?

Именно эта стена долгие годы, — Вегас об этом даже не подозревал, — скрывает от него очевидные истины, которых так не хватает для комфортного существования. А может быть их выбивают из светлых мозгов кулаки, крепкие подошвы, неизменные каблуки, которые лишают ударами дыхания. Но лучше его, чем брата. Вегас не знает, почему не прекращает попытки взобраться, перевалить через острые зубья туда, в неизвестное. При полном отсутствии информации о территории за границами тюрьмы, есть шанс получить вместо награды за побег наказание. В такие минуты ему кажется, что даже смерть будет лучше его существования. В них его якорь — слепая любовь к брату, — служит настоящей удавкой.

Вегас улыбается. Иногда это сияющая маска, призванная соответствовать образу золотого ребенка. Иногда — волчий оскал. Или лучше сказать — шакалий? Настоящие хищники — основная семья. Они же всегда жрали ту падаль, которую им оставляли. Мысль, отдающая трупным смрадом, всегда отравляла его душевное равновесие. Зависть. Зависть?

Зависть. У нее кислый привкус ревности к отношениям сына и отца; послевкусие лайма и наркотического дурмана.

Вегас долгие годы верит, что стена, разбивающая жизнь и личность напополам, нерушима. Но уже больше недели он понимает, как сильно ошибался. Его встречи с отцом учащаются.

В первый раз он натыкается на трещину в камне где-то в дешевом мотеле на половине пути от Сонгкла в Наративат.

— Ты просто падаль, — у отца тяжелая рука.

Он всегда бьет по лицу. Раньше Вегасу кажется, что все дело в инстинктах, древних, как человеческая натура: унизить, оставить всем видную метку, заклеймить худшего сына. Но сегодня он понимает — все дело в том, что он мало похож на отца. Тонкие острые хищные черты лица достались ему от матери. Отец и правда метился не по нему. Он поднимал руку на мать?

Мысль мерзкая, как вкус дождевой воды в шторм: скрипит грязью на зубах, хранит все тот же аромат трупной гнили. А было ли все, что он знал, правдой? Когда он начал сомневаться?

Обычно, Вегас всерьез не огрызается. Он не боится — его навыки куда лучше, чем у половины лучших телохранителей отца. Но не у брата. Да, возможно, Вегас не так крут, как Порш, Кинн или Питт... Даже имя отдается в груди застарелой болью. В игры с вымещением ненависти к себе можно вдвоем играть.

У Вегаса не такая тяжелая рука, но остро отточенные навыки. Если его отец — как дубина, сжатая в крепких руках, то Вегас — это пуля. Метко, четко. Одного удара хватает, чтобы откинуть отца к стене. Это странно. Это дико. Это словно не он, не тот Вегас, который смотрит из зеркала каждый день.

— Да насрать. Я это получил от тебя. Я такой же как ты. Все, чему ты научил меня, — Вегас не кричит.

Ему не нравятся итальянские драмы. Сволочная вежливость дает куда лучшие результаты в любых ситуациях. Для того, чтобы выбесить и запугать, ему не надо использовать видимость дикости. Он сумасшедший. А сумасшедшим к лицу смокинг, очки и умная книга в руках.

— Проигрывать, — Вегас выплевывает это слово, тянет его по слогам. Впервые с момента, как позволил уйти Питу, он счастлив.

Это счастье граничит с безумием. Он снова и снова вспоминает простую истину, которая столько лет от него ускользает. Дело не в нем. Дело в том, что его отец — редчайший мудак.

— Что ты сказал? — опасно щурится отец.

Где-то за дверью ежатся от ужаса лучшие телохранители. Они хотели бы оглохнуть, ослепнуть. Оказаться от эпицентра неминуемой боли как можно дальше. Но внезапный штиль, устанавливающийся после грохота, их даже сильнее пугает. По лицу кхуна, который выходит минуту спустя, невозможно ничего прочитать. Только в мертвых глазах, в которые попадает бурая кровь из рассеченной брови, пугающая до ужаса ярость. Телохранители забывают, как дышать. Но Вегасу наплевать.
Пусть кожа болит от наливающихся синяков, и распухающая рука говорит о повреждении, которое стоит показать врачу, он торжествует. Это пока не победа. Не новая жизнь. Не шаг вперед. Это всего лишь первая трещина в давящей с детства стене. И за ней чудится кислород, а не адское пламя. Они с братом теперь обязательно будут в порядке.

Однажды. Когда Вегас решит пару мелких проблем. Одна из которых — найти способ вернуть себе то, что случайно сломал. Сломал до того, как осознал, какое сокровище ему чисто случайно досталось.
Но станет ли он возвращать?

Вегас ненавидит Наративат — редкостная дыра. Будь его воля, и деловых партнеров в этом месте у него не осталось бы. Но на лодках куда проще транспортировать оружие и наркотики, на которых построен весь бизнес его семьи. Именно поэтому он не собирается задерживаться в Наративате ни на день, ни на час, ни на секунду сверх необходимого. Встреча с новым партнером затягивается. Из-за подписанных спустя месяце переговоров бумаг Вегас выходит в ночь: время сумасшедших, влюбленных и местных карманников.

— Оставайся, — предлагает ему Пат.

Распорядитель семьи в этих местах всегда изображал к нему искреннее расположение. И пусть Вегас и раньше замечал, насколько улыбка не касается его глаз, только сейчас это начало вызывать у него отторжение. Раньше Вегас думал, что не заслужил другого. Разве это действительно изменилось?

— Ночь на дворе, — камуфлируя под заботу попытку выслужиться, добавляет Пат отечески.

«Эй, — думает Вегас, — ты старше меня на три года, один месяц и два дня. Этого для подобного поведения маловато, не находишь?»

Но вежливо улыбается. Раскланивается. Обещает быть осторожнее. И уходит, прикрываясь срочными делами.
Его план закрыт на ближайшие три месяца. Стараясь избавиться от щемящего чувства потери, Вегас мечется между делами, как раненная собака. Но все бесполезно. Его тянет в Крунгтеп с того самого момента, когда Порш выходит на связь.

— Мне нужна твоя помощь, — говорит ему Порш.

У мальчика все задатки иждивенки. Он очень быстро привыкает пользоваться Вегасом. Раньше это казалось милым. Сейчас — немного, самую малость, раздражает. Даже бесит. Но Вегас видит свой шанс, поэтому улыбается:

— У меня есть своя цена.

Он превышает все возможные скоростные ограничения по пути в столицу. Нет смысла торопится, но Вегасу кажется, что от этого зависит его жизнь.
Вегасу хочется убедить себя, что дело в привязанности к Поршу и бессмысленной надежде на взаимность. Но это неправда. Стоит прикрыть глаза, в тенях и убожестве появляется вовсе не смуглый любовник кузена. Гладкие мышцы, бледная кожа, следы усталости. Татуировка, которая гладит его против шерсти самим фактом своего существования.

Блядь.

Вегас верит, что о любви знает все. Верит, что он по-настоящему влюбляется в Порша. Он ни хрена не знает о своих чувствах до прошлой недели. И это его раздражает. Вегасу хочется убивать.
Вегас не может позволить себе убивать. Впервые в жизни он думает, что если немного — хоть немного — исправится, возможно, он получит свой шанс починить то, что сломал.
Гадство.

— Я не знаю ничего об этой фотографии, — говорит Вегас Поршу. — Но я знаю того, кто может помочь. Но у меня есть своя цена. Тебе решать.

Эта цена неподъемная. Все еще видящий в Порше что-то светлое, Вегас думает — тот откажется. Не даст ни шанса. Когда Порш соглашается, Вегас чувствует бешенство. Впервые за долгое время ему хочется вмазать по смазливой мордашке женушки кузена. Но он сдерживается, как бы не хотелось орать: «он так защищал вас, а ты так просто решился его продать?!»

В конечном итоге Вегас сам занижает цену. Он уверен, Порш согласился бы притащить Пита и в загородный дом, а может и наручниками сковать. Но просит лишь устроить им с Питом встречу у бара. Это не безопасно. Здесь полно людей основной семьи, а у них много поводов смерти Вегасу желать. К тому же, нет причин верить, что Порш не разводит его, чтобы на блюдечке, обвязанного бантиком, на десерт муженьку поймать.
Но в отблесках таблички «The Root» не ощерившиеся оружием телохранители Кинна. Сердце заходится. Дергается и ноет палец, выдавая, что эмоции выходят из-под контроля. А глаза начинает щипать.

Пит бледнее, чем в те времена, когда следует за ним по пятам. Он выглядит уставшим, разбитым. Копией того себя, который исподволь — эти воспоминания приходят слишком поздно, а осознание их значения — неприлично запаздывают, — всегда заботился о непутевом отпрыске второй семьи.
В руках у Пита пачка сигарет. И Вегас хотел бы верить, что он действительно вышел, потому что в организме нехватка никотина. Но ему кажется, что Пит просто пытался сбежать.
В свете неона и уличных фонарей он выглядит угловато, гротескно — словно сошедшим с дорогой картины. Он хлопает себя по карманам. Знакомый жест. Но его зажигалка осталась в чужих руках, из которых сам он сбежал.
Пальцы немного дрожат, когда Вегас вытаскивает простенькую зажигалку с памятной гравировкой и предлагает Питу огня.

Вместо благодарности, — закономерно, чего еще монстру ждать? — получает лишь слепое дуло, направленное в грудь.
В столице жара. И металл не холодный — он обжигает через слои ткани. Или все дело во взгляде, в котором смешались болезненная паника, усталость и затравленность.
Пит совсем не похож на того, кто смеялся в лицо угрозам. Кто до последнего сопротивлялся. Вегас так долго старался его поломать. Поломал. Доволен, блядь?

Вегас делает шаг вперед, приближается. Они уже это проходили. Ему ничего не стоит выбить пистолет из руки. Вряд ли сил Пита хватит сопротивляться. Их странная связь честнее, чем все, что когда-то было в жизни у Вегаса. Пит мог ненавидеть его. Пит наверняка ненавидел его. И в то же время он оставался единственным в этом огромном мире, кто на деле о Вегасе позаботился.

Вегас никогда не хотел убивать Пита. И сейчас верил — это честно, острое, на изломе — взаимно.

— Если это поможет, стреляй. Пит, извини. Слышишь. Извини меня. Если это может хоть что-то исправить, — Вегас сжимает пальцами его запястье, поднимает руку.

Под его рубашкой — бронежилет. Он только вернулся из Наративата, где добрая треть населения с радостью согласилась бы старшего сына второй семьи убрать. Не за деньги, о, нет, они сами бы доплатили за такой заказ. Если Пит действительно хочет убить его, если это поможет его собрать из осколков, на которые Вегас разбил — бессмысленно в грудь стрелять.
Он поднимает руку так, что дуло упирается в лоб. Близко. Остро. Глаза в глаза.

— Мне сделать еще шаг? — спрашивает Вегас — тихо, сипло.

Может, так будет лучше. Глядя в глаза, Вегас чувствует себя максимально гадко. Он никогда не причиняет боль тем, кого любит. Это — правило, на котором теплятся остатки изломанной психики. И вместе с тем, даже осознав природу больной привязанности, он делает вещь, которая гаже всего, что произошло в убежище семьи.
Он покупает Пита у лучшего друга. Кто он, если не последний мудак, если подумать?

— Я не уйду. Не в этот раз. Стреляй.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

25


— TANKHUN THEERAPANYAKUL —
[kinnporsche]
https://i.imgur.com/D3sU09w.gif https://i.imgur.com/gJPEYtH.gif
https://i.imgur.com/MjasEh2.gif https://i.imgur.com/zAvoh4i.gif
[Tong Thanayut Thakoonauttaya]

— ОБЩЕЕ —
- первый и единственный в звании "самая эпатажная мафиозная сучка на районе", главный шиппер за команду киннпорш [и боже упаси, Порш, обидеть или разлюбить Кинна - побьет подносом и не только], самый верный хозяин из всех, которые только были у Пита и первый на деревне преданный хейтер Вегаса;
- если уж по сути, то старший ребенок в семействе Тирапаньякул, должен был взвалить на свои плечи всю тяжесть семейного наследия, бизнес и прочую фигню, но ему так сильно в жизни "повезло", что от постоянных похищений двинулась его менталочка. теперь, когда главным по выполнению отцовских планов является Кинн, смог спокойно вдохнуть воздуха, наслаждается жизнью, вкусной едой, дорогими шмотками и изводит многосерийными дорамами своих телохранителей;
- а теперь если совсем уж серьезно, то я хэдканоню, что эти двое: Кхун и его главный телохранитель очень быстро нашли общий язык, честность Пита не может не подкупать, искреннее желание защитить и помочь, развлечь Танкхуна сделали Пита больше, чем просто наемным работником - они стали друзьями; считаю, что менталочка у старшего сына не так уж сильно и повреждена, просто прикидываться дурачком и выгодно, и забавно - ведь его не воспринимают всерьез, можно списать его со счетов и особо не опасаться, а потом даже не осознать толком, кто и что нанесло вам этот удар;
- Танкхун может не так сильно печется о делах и чести семьи как Кинн, не ищет справедливости и не докапывается до правды как Ким, но он совершенно точно очень любит братьев, заботится о телохранителях [спасибо, что забыл обо мне, кхун Кинн, только на Танкхуна я могу положиться хд]. яркий, эпатажный, эксцентричный, не боится быть собой и делать то, что вздумается.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Я просто обожаю то, как Кхун заявился к Кинну только потому, что ему сон плохой приснился, что в очередной раз доказывает мою теорию, что не настолько у него крыша поехала, как может показаться. Это попытка собрать каст и поиграть во все те хотелки, что помогут раскрыть персонажей со всех сторон и дать попробовать на вкус и цвет) Помимо меня на форуме есть Вегас - а у вас свой собственный сорт отношений, который еще и портится моей привязанностью к бывшему работодателю (к тебе, конечно же хд) и моими чувствами, которые проросли на боли и насилии. Почему-то уверен, что вы еще не один раз попытаетесь перетянуть меня как канатик хд Еще к нам почти дошел Кинн, поэтому берите свои длинные ножки, господин Танкхун, и модельной походкой от бедра бегите к нам. Красивых людей в этом фандоме должно быть больше.
Посты пишу от третьего лица, активно юзаю птицу-тройку, не пинаю долги, охотно закомфорчу, забросаю идеями и поведу за ручку на просмотр порно или очередной плаксивой дорамой. Очень жду и надеюсь~

— ПОСТ —

Когда ты вырос в деревне, в богом забытой дыре, предложение поработать на людей, которым многим обязан - как твой счастливый билет, ты берешь его особо не думая. Считаешь, что это высшее благословение. Пит Понгсакорн Сэнгтам считал, что ему очень повезло выбраться из дыры, в которой все пропахло бедностью и алкоголем, кровью и побоями от отца, которому всегда и всего было мало. Жаль лишь было бабушку оставлять одну, но он клятвенно обещал навещать ее, еще не представляя тогда толком, что такое его работа и что она отнимет все его свободное время, помыслы, а взамен даст большие деньги, которые такому скромному парню попросту тратить некуда. Огромный дом, куча телохранителей и персонала - голова кругом от того, кто он никогда в своей жизни не видел. Неискушённым быть просто, Пит хороший мальчик, который старательно впитывает информацию. В первые дни видит господина Корна слишком часто, тот пока не отдает Пита на съедение другим ребятам, не требует носить костюм и соглашаться сразу же - приютил под своей крышей, дал немного денег и времени ко всему привыкнуть, познакомиться с сыновьями и наладить отношения со своем вероятным соседом по комнате. - Порш, ты классный парень. Я рад, что мы так быстро подружились. - Мальчишка сияет как новая копейка, постепенно разбираясь, что и как работает. Он настолько удобный и безотказный, старательный и подмечающий все детали, что сразу же приходится Танкхуну по вкусу. - Что бы ты там не решил, Па, но этого улыбающегося парнишку я хочу себе. Он мне нравится! - Если бы Пит тогда только знал, в чьи лапища попадет, то точно не соглашался бы на все и сразу.

Кхун Корн дал ему целую неделю на то, чтобы согласиться или отказаться, слишком много вопросов к такого рода доброте. Мужчина был крайне умен и замечал каждую деталь, делал выгодные инвестиции в будущее, видать видел в мальчишке что-то такое, о чем сам Сэнгтам даже не подозревал - лаской и вседозволенностью дрессировал верного пса главной семьи, который не задумываясь отдаст за любого Тирапаньякула свою жизнь. Пит чувствовал себя так, словно он попал в какую-то сказку, пока что только награды и никаких заданий и условий, так ему казалось даже, когда в комнату ввалился Кхун и приказал Питу надеть что-то секси, ведь эта вечеринка должна была стать первой среди его посвящений. - Я должен убедиться, что с моим новым телохранителем можно неплохо развлечься. - Он хлопнул Пита по плечу, заставив того вздрогнуть и неловко улыбнуться, поклониться и кивнуть. - Конечно, господин Танкхун. Я буду там вовремя. - Жутко неловко? Еще как, но ослушаться еще страшнее, хоть он и не давал еще никакого ответа. Порш советует ему расслабиться и получать удовольствие, пока все происходящее не становится его каждодневной рутиной. Пит легко влазит в узкие новенькие джинсы, черная рубашка выгодно подчеркивает его тело и мускулатуру, что заметна благодаря утренней рутине, да и в работая в деревне кровью и потом на земле невозможно не выглядеть хорошо. На шее красуется цепочка, в ухе серьга - на руке браслет. Загар все еще заметен, выдавая в нем человека, что выглядит отдохнувшим и довольным жизнью. - Такое чувство, что сегодня случится что-то интересное.

Пит прибывает в небольшой, но уютный клуб вместе с Поршем. Тот радостно знакомит его с хозяйкой, представляя ее Джейд Йок. Пит почтительно кланяется, за что тут же получает бесплатную выпивку как показатель его хороших манер. - Вот смотри и учись, Порш. Вот так нужно вести себя было с начальством. - Она треплет Пита мягко за щеку и подливает ему еще, тот относится к алкоголю с осторожностью, не спешит накидаться до того, как явятся братья. Сэнгтам в курсе того, что в семействе есть еще третий наследник, но тот редко появляется в доме и здесь его можно не ожидать. Порш мягко хлопает его по плечу и предлагает выйти проветриться, покурить и перетереть слово за слово. Пит тут же прикуривает сигарету, пока Порш никак не может справиться с зажигалкой, он уже предлагает свою, когда это делает кто-то другой. Брюнет тут же переводит взгляд на незнакомца и откровенно говоря залипает, без возможности отвести от него взгляд. Его кожа чуть темнее, чем к самого Пита, но выглядит отменно, до него ветром долетают нотки дорогого парфюма, а от улыбки все внутри просто натягивается как струна, разве что только кульбитов не хватает внутри. Он не может не пялиться в ответ, но подмечает, что в Порше что-то поменялось, словно тот напрягся при виде незнакомца. Тот долго не задерживается и проходит внутрь, а с Пита спадает его наваждение. - Я должен знать, что это было и кто это? - Порш все еще остается нервным и напряженным, тяжело выдыхая дым. - Тебе лишь стоит знать, что настроение у господина Танкхуна теперь будет испорчено сразу же, как только он преступит порог. И ты должен сделать все возможное, чтобы это изменить, ну и еще молиться, чтобы кхун Вегасу стало слишком скучно, и он убрался отсюда до того, как успеет затеять ссору с Кинном. - Порш хлопает Пита по плечу, выбрасывает сигарету и устремляется к подъехавшей машине. - Встречу их сам, иди отдыхай. - Киттисават подталкивает Пита обратно к клубу, чему тот не противится и проходит туда. - Не понимаю, меня это явно не касается, откуда тогда это странное чувство предвкушения?

Пит плетется к барной стойке, залипнув в свой телефон. Проверяет сообщения от лучшего друга, видит пропущенный от отца и тут же мрачнеет, стирая запись. Краем глаза он чувствует на себе пристальный изучающий взгляд, людей в клубе становится чуть больше, а значит точно он не может сказать, кто за ним наблюдает, но готов спорить, что этот тот незнакомец. Он усаживается обратно за стойку и улыбается Йок, что тут же подливает ему горячительного. - Посмотри, сколько здесь красивых людей, Пит, не стоит грустить в такой вечер, тем более с такой милой мордашкой. - Она треплет его по щеке, подстегивая сделать несколько глотков. Пит сразу же становится навеселе, беззаботно улыбаясь, пока не чувствует рядом с собой тот самый аромат дорогого парфюма и ощущение того, что он в одном шаге от того, чтобы провалиться в глубокую кроличью нору, полную неожиданных опасностей.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

26


— CARSON DREW —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/qHJGpJ6.gif https://i.imgur.com/rlkU8JH.gif
[Scott Wolf]

— ОБЩЕЕ —
Карсон - мой отец по призванию. Он и Кейт взяли меня на воспитание прямо из рук биологической матери, после моего рождения сразу же покончившей с собой. Он воспитал меня, дал мне семью, о которой мечтала моя мама. Он - отличный адвокат и лучший отец, который мог бы у меня быть, хоть я редко говорю ему об этом. Я благодарна ему за все, что он смог мне дать, за тепло, за поддержку, за любовь. В силу характера я часто отталкивала его, злилась и обвиняла. В погоне за правдой я опиралась на факты, а не на зов сердца, и он прощает мне многое, продолжая бесконечно любить меня и оберегать.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон, мне хотелось бы оставить канонические отношения этой троицы, странные, но удивительные. Все трое - уже семья, чтобы кто не говорил. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

27


— Dainsleif —
[genshin impact]
https://64.media.tumblr.com/ff8950b71084a76023cc76ff7d008a04/d2e09685af113de2-9c/s540x810/994a8217b813aceabd1106c63066450a44be24ab.gif
original

— ОБЩЕЕ —
Дайн - один из самых загадочных персонажей игры, который постепенно теряет память о событиях далекого прошлого. Проклятый жить дольше, чем может выдержать человеческое сознание и воспоминания, он скитается по миру и появляется перед героями в те моменты, когда в нем нуждаются. И даже первое знакомство с Итэром было довольно интересным, если так прикинуть.
Но между Люмин и Дайном давние, довольно напряженные отношения, которые берут свои корни еще со времен существования Каэнри'ах. Но у них двоих кардинально разные подходы к Архонтам и ордену Бездны, потому он становится краеугольным камнем для близнецов. И едва ли у принцессы Бездны могут быть доброжелательные планы на такого персонажа. Тем более, если его память постепенно тускнеет.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
- хочется сыграть что-то на грани любовь/ненависть
- буду пытаться соблазнить вас и рекрутировать в орден Бездны
- можно будет устроить много флэшбеков во старые времена
- по своему написать историю Каэнри'ах
- самое главное требование - приди. Остальное уже не важно

— ПОСТ —

Не все хотят подчиняться новым порядкам. Не все хотят, чтобы ими управляла девушка. Не все в ордене готовы признать, что появившаяся ниоткуда девчонка может разнести их в щепки, а заодно буквально поставить на колени. Кто может быть так силен и кто может так сражаться? Откуда взялась эта странная пришлая незнакомка, которая вот так запросто заявила свои права на трон Бездны?

Вот и сейчас этот маг действительно пытается сопротивляться. Да только зря. Все в этом месте дышит опасностью, но тело Люмин дышит еще большей опасностью, силой и уверенностью. Никогда до этого блондинка не чувствовала себя одновременно сильной и очень уязвимой. Словно сделай шаг в сторону и эта иллюзия просто рассыплется в прах в твоих руках. А мгновением позднее ты обнаружишь клинок под сердцем. В ребра гулко ударяется этот нервный орган, когда она видит в чужих глазах искреннее любопытство, густо замешенное на страхе. Когда ощущает от этого мальчишки что-то неуловимо знакомое. Есть что-то, что роднит его с братом. Братом, которого она потеряла.

Вот и сейчас, заглядывая в чужие глаза, на мгновение Люмин чувствует укол. Почему вот этот парнишка может спокойно жить, - мы не берем ситуацию с Бездной, - наслаждаться жизнью со своей семьей, когда она со своим братом разлучена? Кажется, одно движение и все, оборвется чужая жизнь. Девушка ярко представляет, как меч входит в чужое горло, обдавая ее брызгами теплой крови. И мгновением позднее просто улыбается. Такие мысли не стоит пускать в голову, сейчас - она поможет мальчишке выжить. Может быть потом он станет ее соперником.

Или присоединится...

- Грешница, да? Я бы скорее сказала, что я стала той, кто покорил это место и его обитателей, но тебе пока что не стоит задумываться о таком. Тебе стоит помнить, что ты не в аду. Ты не оказался здесь за какие-либо прегрешения или проступки. Тебе не стоит считать себя грешником, который пал и теперь вынужден провести все время здесь. Даже из самой темной бездны всегда найдется выход к свету. Остается только вопрос, так ли тебе нужен свет, чтобы полноценно существовать? - Она рассуждает ровно до того момента, как нового знакомого, - формально он даже не представился -, не прорывает. И это довольно забавно.

За этим монологом или игрой одного актера они доходят до небольшого помещения, которое словно бы кричит - "здесь кто-то расположился". Здесь есть несколько импровизированных лежанок, потухший костер, деревянный грубый сундук и котелок. Последний сразу ставится на огонь, а через несколько минут по небольшому помещению начинает раздаваться довольно соблазнительный аромат рагу. Люмин хоть и умеет готовить более серьезные и сложные блюда, ограничивается просто мясным рагу с овощами, чтобы подкрепиться. Да и новому знакомому точно не помешает что-нибудь съесть. Но первым делом девушка подает ему кружку с водой и платок. Он все еще испачкан чужой кровью и наверняка страдает от обезвоживания. Прежде чем оценивать потенциал спасенного, надо дать ему прийти в себя.

- Для того, кто оказался в подобном месте с одним небольшим кинжалом, ты показал себя просто великолепно, - отмечает блондинка, забирая волосы в высокий хвост и достает из ящика покоцанную тарелку, чтобы щедро плеснуть в нее рагу и протянуть мальчишке. А потом снабдить вилкой и улыбнуться.

- Мои припасы довольно скудны, но было бы кощунством не покормить такого воина, - Люмин же опускается на лежанку, позволяя себе немного расслабиться и приняться натирать лезвие своему меча, чтобы не дать ему затупиться. В таком месте твое оружие - это твой лучший друг, от состояния которого зависит твоя собственная жизнь. Забавно, не так ли? Она теперь доверяет оружию больше, чем людям вокруг.

Люди могут предать, но собственный меч - никогда.

- Ты напоминаешь мне моего брата, только тот постарше будет, мы с ним близнецы. К сожалению, нам пришлось расстаться по прихоти одного божества, - ровно в этот момент лицо Люмин, дополнительно освещаемое отблесками костра, становится жестче, словно глубокие морщины пролегают на нем. Но наваждение проходит за несколько коротких мгновений, и вот уже она продолжает свой рассказ.

- Можешь считать, что это место - всего лишь тренировочная площадка. Бездна может тебя одновременно переживать и выплюнуть, оставив без собственной жизни или подавиться, подарив тебе щедрую горсть новых шрамов и отметин от своих когтей и клыков. Все зависит от того, хочешь ли ты выжить любой ценой, - кончик ее меча указывает на пушистую гору чего-то, что похоже на скопление спящих котов.

- Я перестала считать, сколько их пришлось убить... - тихий смешок срывается с губ девушки, которая почти равнодушно накладывает себе рагу и потом смотрит на мальчишку, словно вспоминая о чем-то очень важном и серьезном. И через мгновение снова улыбается, позволяя себе стать расслабленной, молодой девушкой, которой ей стоило бы быть.

- Меня зовут Люмин, как твое имя?

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

28


— ACE —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/cXOjH7v.gif https://i.imgur.com/ITmO3Y9.gif
[Alex Saxon]

— ОБЩЕЕ —
Эйс - сын бывшего копа, а так же он эксперт в компьютерах и технике. Долгое ремя он казался мне простаком и дурачком, но оказалось он очень верный друг и смышленый парень.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
На проекте уже есть Райан Хадсон и вскоре будет Бесс. От себя пишу от 1 и 3 лица, от игрока прошу не пропадать и не брать роль ради роли. Уже жду!

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

29


— KAEYA ALBERICH —
[genshin impact]
https://forumupload.ru/uploads/001a/7b/c9/146/513471.gif
original

— ОБЩЕЕ —
Кэйа Альберих — приёмный сын клана Рагнвиндр, известных в Мондштадте винодельных магнатов. В настоящее время Кэйа служит капитаном кавалерии Ордо Фавониус. Являясь доверенным помощником действующего гранд мастера Джинн, недавно утверждённый капитан рыцарей Ордо Фовониус Кэйа уже выполнил бесчисленное множество задач, доказав свою мудрость, надёжность и незаменимость.

Если вы хотите найти Кэйю, то вряд ли вы сможете найти его в штабе Ордо Фавониус. Лучше загляните в какую-нибудь таверну после полуночи.Чаще всего Кэйю можно встретить за барной стойкой, болтающего с горожанами и попивающего знаменитую в Мондштадте «Полуденную смерть». Он на удивление популярен среди стариков, они его даже зовут «лучшим кандидатом во внуки Мондштадта». Трудно представить себе столь спонтанного, дружелюбного и любящего вино человека, как офицер Кэйа из Ордо Фавониус. Среди собутыльников Кэйи часто можно встретить и охотников, и даже местных разбойников. Независимо от того, насколько по началу им не нравится Кэйа, в конце концов они вываливают ему всю подноготную. Однако в зависимости от пролитой информации, дальнейшее развитие событий может варьироваться от неконтролируемого кошмара до безобидной шутки. «У каждого есть свои секреты, но не все знают, что с ними делать», – говорит Кэйа с ухмылкой, после которой хочется врезать ему в лицо. Однажды Кэйа сказал магистру Варке: «Справедливость – это вовсе не принцип, а итог насилия. А что касается самого процесса… Не беспокойтесь об этом». Если всё идёт по его плану, Кэйа не заботится о том, как всё закончится. Бесцеремонность и импровизация определяют характер Кэйи. Также можно сказать, что его характер не так уж и отличается от взрывного вкуса «Полуденной смерти». Однако же безрассудный подход Кэйи к вещам не лишён противоречий. Однажды, чтобы заставить главаря разбойников драться с ним один на один, Кэйа активировал древних стражей руин, которые заперли остальную часть банды с его собственным отрядом. После этого случая даже доверяющая ему Джинн неодобрительно покачала головой. Но Кэйе не просто всё равно. Кэйа наслаждается тем, когда сложная ситуация заставляет его принять важное решение.
Ему нравится видеть колебание в глазах своих товарищей, прежде чем броситься в бой вместе с ним, и страх в глазах своих врагов, прежде чем они бросают все свои силы против него.
Винодельческий бизнес на протяжении многих лет приносил богатства Мондштадту. Но процветание порождает жадность, а жадность привлекает бандитов и монстров. Защищая город от этих угроз, Кэйа берёт на вооружение не только меч, но и остроумный юмор. Однажды некий молодой рыцарь посвятил годы своей жизни изучению угроз вокруг Мондштадта и пришёл к поразительному выводу: Уровень опасности и отчёты о происшествиях как внутри, так и за пределами города показывают резкое снижение, когда «Полуденная смерть» вне сезона… Он показал свои находки капитану Кэйе в надежде получить от него какие-нибудь советы.
Кэйа со странной ухмылкой на лице ответил нервному молодому рыцарю: «Интересно. Я этим займусь сам».
С Кэйей легко разговаривать и приятно общаться. Единственное, на что он не проливает свет, – это его прошлое. Даже когда магистр требовал информацию о его прошлом, Кэйа избегал прямых вопросов и давал ответы, в которые едва можно было поверить. «Это случилось в конце лета, десять лет назад», – говорил он. «Мы с отцом проезжали мимо винокурни «Рассвет». «Пойду куплю нам в дорогу виноградного сока», – сказал он, но так и не вернулся. Если бы мастер Крепус не взял меня к себе, я, вероятно, не пережил бы ураган, разразившийся той ночью». За сухим описанием скрывается тщательно сконструированная ложь.
На самом деле разговор, состоявшийся в тот день, звучал так:
«Это твой шанс. Ты наша единственная надежда». Его родной отец сжал его худые плечи в своих руках, но продолжал смотреть вдаль. Где-то за горизонтом была их родина, Каэнри’ах. Кэйа никогда не забудет этот взгляд, в котором смешались надежда и ненависть.
Все мондштадтцы знают двух самых привлекательных молодых джентльменов города. Одним из них является безупречный Дилюк, элегантный фехтовальщик, на уверенном лице которого всегда играет дружелюбная улыбка. Другим джентльменом с экзотическим видом является Кэйа. Когда-то он был другом, опорой и «мозгом» Дилюка во всех столкновениях, которые они встречали плечом к плечу. Они были почти как близнецы, знали мысли и движения друг друга, не нуждаясь в словах. Они защищали Мондштадт при свете солнца и луны. Это длилось до того мрачного дня, когда гигантское чудовище напало на конвой, который сопровождал Дилюк. В первый раз Кэйа не выполнил свой долг… Единственный раз. Когда Кэйа наконец добрался до позиции Дилюка, было уже слишком поздно. Их отец умер от той неизвестной силы, с помощью которой ему удалось победить чудовище. Забыв о рыцарской дисциплине, и Кэйа, и Дилюк были потрясены тем, что увидели. «Даже такой человек, как мастер Крепус, при угрожающей опасности смог поддаться злой силе…» При этой мысли Кэйа всего лишь ухмыльнулся. «Мир полон неожиданностей». Вид их общего отца, мертвого в луже крови, заставил двух его сыновей навсегда разойтись в разные стороны.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
У меня всего два требования: не забрасывайте роль, получайте удовольствие от игры.
Заявка – не в пару.

— ПОСТ —

Донесшийся с севера ветер был жарок и сух, точно дыхание самого огненного архонта. Стоя на крыше таверны «Кошкин хвост», Дилюк повернулся на встречу ветру и сделал глубокий вдох, в надежде почувствовать дух родины. Казалось, сейчас он стоит на самом крою света, а вокруг, куда ни взгляни простирается жизнь, бескрайнее юное будущее. В такую ясную ночь отсюда были ясно видны даже пики далеких гор, вершины, окутанные изумрудным бархатом. Родина…
Как все же сильно Рагнвиндр успел соскучиться по родному и любимому городу. Частица души Тёмного Рассвета ликовало, уже лишь от присутствия его на территории Мондштадта. Однако, вместе с этим, по какой-то причине тяжело здесь находиться. Воспоминания всплывали одно за другим. «Тут они с отцом покупали свежие цветы, на одно из дней рождений Джинн», «на соседней маленькой улочке, они с Кэйей прятались от стражи, после одно из шалостей брата», воспоминания одно за другим были по самым уязвимым местам Дилюка. Было больно вспоминать брата и отца, так что Рагнвиндр попытался отогнать от себя все мысли о былом, и сосредоточиться на настоящем.
В последнее время, враги Мондштадта не стеснялись нападать на жителей по ночам. Фатуи, так вообще, претворяются добродетелями, и не стесняясь бродили по городу так, словно они уже были здесь хозяевами. Впрочем, выглядело со стороны все так, словно, это было и правда вопрос времени. Кто знает, сколько Монд еще протянет со своими «защитничками», которые не видят дальше своего носа. Хотелось бы сказать, что его брат – Кэйа, не такой… хотя нет, подождите, не хотелось бы, так сказать. Хотелось бы сказать, что его подруга – Джинн, не такая, но увы. Рыцарь Одуванчик хоть и трудилась на благо Монда, но все равно отделаться от Фатуи не могла, или не хотела. Конечно, хотелось бы верить в то, что ей не позволяли навыки дипломата послать их в… нет, не в бездну, там они слишком хорошо себя будут ощущать… в ромашковое поле. Все же, репутация Фатуи давно их опередила, оставалось только надеяться, что, хотя бы кто-то задумался над этими слухами.


«Прогулки» по ночному городу – стали важной традицией Дилюка. Каждую ночь, он отправлялся разобраться с врагами своего родного города, не редко спасая при этом жизни граждан, попавших в беду. Официально, Рагнвиндр прибыл в Мондштадт позднее, чем на самом деле. Юноша хотел с начала разобраться с угрозами, а уж потом думать, какие приёмы ему придётся проводить по случаю своего возвращения на родину. Отец всегда говорил: «делу время, а потехе час», подчёркивая, что нужно с начала переделать все важные дела, а уж потом, можно позволить себе немного передохнуть.
Тёмный Рассвет был готов к повышенному вниманию, к своей скромной персоне. Так сказать, был готов к тому, что все будут смотреть только на него, стоит ему «официально» переступить городские ворота. Однако, все обошлось. Многие даже не соизволили кинуть даже взгляда в сторону «Блудного сына Мондштадта». Некоторые люди встретили его взглядом, но подходить не стали, без остановочной что-то обсуждая между собой.
Уловив удивленный взгляд мастера Рагнвиндра, Аделинда прокомментировала: «если бы вы прибыли немного раньше, господин Дилюк, вы бы стали новостью «номер один», однако в нашем городе появился загадочный герой, и все обсуждают сейчас только его». Вот так вот воин сам у себя украл славу, чему был очень рад. Ещё с детства его обучали стойкости в подобных ситуациях, но легче всего «не упасть в грязь лицом», это вовсе не проходить через подобные испытания. Ответил Рагнвиндр лишь лёгкой улыбкой своей собеседнице и продолжил свой путь.


Рыцарь вернулся домой ближе к вечеру, разобравшись со своими делами. Оставалось не так много времени, прежде, чем он снова отправиться на охоту. Прием, который он по долгу статуса обязан провести, был запланирован на выходные, и приглашения были уже разосланы всем тем, кого Рагнвиндр был вынужден пригласить. Будь его воля, приём был бы сделан только для Джинн, или бы вовсе не приглашал никого.
– Войдите. – Поспешно произнес Дилюк, услышав стук в двери. По началу, рыцарь подумал, что скорее всего кто-то из его наёмных рабочих постучал в двери, и поздно понял, кого могло еще привести сюда этим вечером.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0

30


— ABE TAMURA —
[Nancy Drew]
https://i.imgur.com/9Yb5D9J.gif https://i.imgur.com/g8PPmiM.gif
[Ryan-James Hatanaka]

— ОБЩЕЕ —
Эйб бескомпромиссный парень, доверяющий только фактам. Очень умный, находчивый и обладающий всеми качествами, которыми должен обладать хороший коп. Он верит, что наведет в Хорсшу-Бэй порядок, и первым делом собирается устранить тех, кто ему мешает. А именно - пятерку недо-детективов, мешающихся под ногами.

— ДОПОЛНИТЕЛЬНО —
Если честно, смотря на Эйба и Нэнси я замечаю химию между ними, однако на пару не претендую. Пишу от 1 и 3 лица (подстраиваюсь под соигрока). Прошу не бросать роль и играть, как бы банально это не звучало.

— ПОСТ —

[indent] Отчасти умом я понимаю, что несправедлива с Райаном. То, как я скрывала от него информацию о его ребенке, видя, что это мучает его, терзает, заботит (что странно, ведь Хадсон всегда был самодовольным ублюдком, обожавшим только себя самого), и все равно молчала. Использовала его, когда мне это было нужно, но даже не пыталась поставить себя на его место. Сказала только тогда, когда этого потребовала ситуация, чтобы провести ритуал по спасению моих друзей. На его же чувства мне было плевать. Чем, в таком случае, я отличаюсь от него? Чем я лучше? Я привыкла отталкивать близких, считая, что они всегда должны мне, словно это в порядке вещей, но где-то в глубине подсознания понимаю, что я забираю больше, чем отдаю им. Иногда мне кажется, что я плохой человек. Я настырная, любознательная и достигаю своих целей любой ценой. Я – искательница правды, и всегда докопаюсь до сути, но не всегда цель оправдывает средства, а мне незнакомы компромиссы.
[indent] Если признаться самой себе, то я знаю правду. Я злюсь на Райана за то, что он не смог бороться за мою мать, за меня, даже если и не знал о моем существовании. Виню его за бесхребетность, но прекрасно понимаю, что восемнадцатилетний юноши вряд ли смог бы противостоять своему влиятельному отцу. Тогда к чему эти пустые обвинения? Хадсон не зло во плоти, но я не могу избавиться от ощущения, что мне проще свалить вину на одного человека, ведь так мне будет гораздо проще справиться с многогранностью этого мира, в котором нет только черно-белых красок. Никто не идеален, мне ли не знать. Я считала Люси злобным призраком, а она оказалась одинокой девочкой, которой пришлось противостоять всему городу. И в итоге не выиграть этот бой.
[indent] - Ну, конечно, ты должен знать, - перекривливаю я  своего временного спасителя, и понимаю, что меня бесит тот факт, что привлечь пришлось именно Хадсона. Приток раздражения подступает к горлу, когда отец пытается меня остановить и поговорить. Передергиваю плечами от мысли о том, что назвала Райана своим папой. Стоит ли привыкать? Подавляю в себе желание развернуться и высказать все, что я думаю о человеке, являющимся мне биологическим родителем, и не понимаю, с чего вдруг меня одолевает такая реакция. В прошлый раз, когда я позвала Райана на ритуал, я подвергала его опасности. Он мог пострадать, и в глубине души, как бы я не злилась на него и не отталкивала, мне не хотелось снова заставлять его рисковать собой ради меня. В этом ли причина того, что я хотела бы вычеркнуть Хадсонов из своей жизни? Или все-таки отпечаток всего рода остался и на моем биологическом предке, а я, как могла, хотела откреститься от всей той подлости и коварства, что они извергли своими действиями. Райан меньше походит на Эверета сейчас, чем в момент нашей первой встречи. Он сильно изменился, не могу этого не признавать. Но я все-таки не готова так скоро впустить его в свою жизнь и свое сердце. Мне нужно время, а этот человек времени мне не дает.
[indent] Остановившись, разворачиваюсь к собеседнику и внимательно изучаю его лицо, хотя мыслями я далеко не здесь. Размышляю о том, куда успею к полуночи и как лучше поступить. Попросить Райана отвезти меня к моей машине или все-таки не делать огромный крюк, а забрать из дома необходимые вещи для ритуала и направиться сразу к побережью, чтобы точно не просрать оставшееся мне время. Выдыхаю, понимая, что не смогу избавиться от компании отца на ближайшее время и стоит еще раз попросить его о помощи. Не знаю, что меня выводит из себя больше – собственная несамостоятельность или его компания. Вероятнее всего, все-таки первое. Я не зря избегаю Хадсона, так как не хочу лишний раз давать ему повод надеяться на восстановление отношений. Не уверена, что готова к этому сейчас и давать пустых надежд ему тоже не горю желанием. Кажется, я опасаюсь разочаровать его, как он отчасти успел разочаровать меня. Нахожу в себе многие черты, присущие именно ему, и боюсь однажды стать похожей на своего деда, который ни во что не ставит жизни других.
[indent] - Мне нужно на северный пляж, - проговариваю я, - Только сначала мне нужно взять из дома кое-какие вещи, - уточнять я не собираюсь. Чем меньше Райан знает о моих делах, тем меньше шансов у него помешать мне. Или отчитать. Не хочу, чтобы он отчитывал меня, как делал Карсон в свое время, мне хватает одного отца-педанта, который и без того знает обо мне больше, чем мне хотелось бы. – Это не свидание, - фыркаю и раздражаюсь, что мысли у Райана только об одном. Я не глупый подросток, считающий, что нет ничего лучше тайного свидания в малолюдном месте. Я взрослая женщина, такой, по крайней мере, себя считаю, я имею право на личную жизнь, которую не стоит скрывать. А пощекотать нервы или заняться вещами поинтереснее можно совершенно в других местах. – Жаль, эта отмазка часто работала, - проговариваю тише, смеясь про себя. Сменяю гнев на милость. Компания второго отца в такое время не самая худшая, хоть блондин вряд ли презентует на звание отца года. Но, стоит признать, что в его присутствии мне будет спокойнее, чем в одиночку. Подстраховка не помешает. Вряд ли это тот случай, когда можно положиться на старшего, но все-таки логично, что одной мне так будет менее комфортно. Все может пойти не так, и Хадсон сможет либо прийти на помощь, либо позвать тех, кто в состоянии мне ее оказать.
[indent] - Нет, дело не в парне, хотя меня умиляет твоя забота о моей личной жизни, - слегка подкалываю я своего родителя, ухмыляясь легкой ехидной улыбкой. Почти беззлобной. Почти. – Мне нужно… - запинаюсь, подбирая слова. Что я должна ему ответить? Прости, Райан, я снова вызываю злобного духа, запертого в хранилище исторического клуба, чтобы он не навредил моим друзьям? А занимаюсь я этим в одиночку, потому что сама своими действиями позволила ему сбежать. Вдобавок еще дюжине других. Из горла вырывается хриплый звук, когда я не нахожу слов для объяснения. Выдыхаю и… внезапно ощущаю себя такой беспомощной… Ненавижу это чувство! Ненавижу чувствовать себя бессильной раскрыть загадку и защитить тех, кто мне дорог. – Мне просто нужно туда, ладно? Если не хочешь, можешь мне не помогать, - отгораживаюсь обычной своей привычкой выстраивать стену, словно обидчивый подросток. Не знаю, откуда это во мне, но мне проще сделать все самой, чем попытаться что-то кому-то объяснить. – Я сама найду дорогу, - только бы добраться до своей машины, брошенной черт знает где. Останавливаясь на перекрестке, я делаю вид, что не замечаю подошедшего отца, прилипшего ко мне, словно репях. Неужели эта черта тоже наша общая? – Ладно, я расскажу по дороге, - сдаюсь после очередных слов в мою сторону. Сколько бы я не строила из себя сильную и независимую, я понимаю две вещи: успеть я могу только с чьей-то помощью и то, что я не зря позвонила именно Райану, а не кому-то из друзей или отчиму. Нет, это не значит, что им я дорожу меньше других, хотя, черт дери, я в жизни не признаюсь в этом, просто сомневаюсь, что у Хадсона есть реальное право указывать мне, что делать (хотя даже Карсону уже это не под силу) и он, вероятно, не сможет отговорить меня не делать то, что я задумала.
[indent] - Помнишь, исторический клуб на Каштановой улице? – захожу я издалека, устремляя взгляд в ночное влажное после прошедшего дождя шоссе. – Там есть… был склад со всякими вещами, которые не следует открывать. – Упоминать о том, что я вытащила шаль для воскрешения, я все-таки не стану. – Так вот после недавних событий эти ячейки открылись и выпустили наружу то, что лучше было бы держать закрытым. И теперь нацелились на Джордж и на остальных, - потому что в данную минуту они находятся рядом с ней и охраняют нашу подругу. – Есть ритуал, который позволит мне отогнать духа от нее. – Затыкаюсь, думая, следует ли говорить следующую фразу, и все же решаюсь, - И привязать его ко мне, - я сжимаю в руке глиняного голема, который вытащила из заранее приготовленной сумки. Мы только что забрали ее из моего дома, вот только мне пришлось влезть через окно, чтобы Карсон не заметил моего появления. – Знаю, это не совсем то, что ты хотел услышать, - и лучше бы, конечно, мне пришлось бежать к кому-то на тайное свидание, вот только это не в моем стиле. Я сделаю все, лишь предотвратить (или, скорее, отвадить) беду, вновь свалившуюся на голову моим друзьям. И снова из-за меня. Может быть, мне вообще не стоит никого подпускать к себе. Они всегда страдают, просто потому что всегда поддерживают мои безумные идеи. Избавление от Аглейки стало желанной, но короткой победой. И теперь я должна все исправить. Никогда не была подвластна суицидальным мыслям, но в последнее время я все чаще вспоминаю свою мать, которая осталась совершенно одна, и все больше верю в то, что проклятье, которое преследует меня, не имеет магической силы. Оно больше похоже на необходимость постоянного одиночества, ведь только так я больше не смогу никого подвергнуть опасности.
[indent] Зачем я рассказала Райану о своих планах? Я ведь всегда стараюсь держать его и отца в неведении всех сверхъестественных событий. Кажется, это проблема детей и их родителей. Первые стараются все скрыть, чтобы не волновать старших. Теперь же я словно делюсь сокровенным с тем, кого не готова принимать в семью, словно сама даю шанс на строительство наших отношений раньше времени. Хотя, стоит признать, мужчина здорово мне помог, и не знаю, вдруг я никогда не была бы готова пойти ему навстречу, если б нам не пришлось сталкиваться в противостоянии очередным проблемам?
[indent] - Не хочешь мне что-нибудь сказать? – теряю я терпение, не зная, что вообще хочу сейчас услышать от человека, с которым совсем недавно обнаружила кровную связь. Многие скажут, что близкое родство может ничего не значить для тех, кто не готов стать семьей, кто не стремится к этому и даже отрекается. Но после известия о том, что на самом деле я никакая не Дрю, я словно потеряла часть себя, словно почва ушла из-под моих ног, затаскивая меня в болото растерянности. И, может быть, без Райана я так и не смогу выяснить, кто я на самом деле? Не хочу иметь ничего общего с семьей, причастной к убийству двенадцати членов экипажа морского судна, но младший Хадсон все же не так безнадежен, как я ожидала. Стоит отдать ему должное.

ОТКЛИКНУТЬСЯ

Подпись автора

Страстно желаем найти


https://i.imgur.com/qHzZI3A.png     https://i.imgur.com/fIcP3uC.png     https://i.imgur.com/hxh3hBE.png     https://i.imgur.com/zULhueR.png

0


Вы здесь » your dream cafe » родные души » CROSSTELLER